История и философия науки » Обсуждения


Bookmark and Share




2. понятие науки. Признаки научного знания. Наука и обыденное познание.

Сен 6, 2010 | 09:09
2. понятие науки. Признаки научного знания. Наука и обыденное познание.
(notion of science. Signs of scientific knowledge. Science and everyday cognition)

Наука — важнейшая форма человеческого познания. Она оказывает все
более зримое и существенное влияние на жизнь не только общества, но и
отдельного человека. Наука выступает сегодня как главная сила экономического и
социального развития мира. Вот почему философское видение мира органично
включает в себя определенные представления о том, что такое наука, как она
устроена, развивается, что она может дать, а что ей недоступно.

Наука, имея многочисленные
определения, выступает в трех основных
ипостасях
. Она понимается либо как форма
деятельности
, либо как система или
совокупность дисциплинарных знаний
или же как социальный институт.

Понимание науки как
социокультурного феномена говорит о ее зависимости от многообразных сил, токов
и влияний, действующих в обществе, о том, что наука определяет свои приоритеты
в социальном контексте, тяготеет к компромиссам и сама в значительной степени
детерминирует общественную жизнь.

Наука не может развиваться вне
освоения знаний, ставших общественным достоянием и хранящихся в совокупной
социальной памяти. Возникают различные образы
науки
: наука античности, наука
Нового времени, современная наука
. Они пронизаны
свойственными для той или иной эпохи
нормами, ориентирами и установками, и
обладают надындивидуальным характером
. Стиль
мышления
ученого и те задачи, которые он решает, во многом обусловлены его временем. Вместе с тем
и сама культурная среда трансформируется
под воздействием научных открытий и достижений
. Наука является весомой
движущей силой социально-исторического прогресса. Она способствует обеспечению преемственности в развитии цивилизации и
ощущает на себе ее потенциал. Степень
развития науки говорит об уровне цивилизованности общества
.


 


Науке предписано «вдохновляться» идеологией, включать ее в
самое себя. Как метко заметил Т. Кун, "ученые
учатся решать головоломки и за всем этим скрывается большая идеология
".
Следует отметить, что степень
идеологического давления неравномерно распределена
среди трех крупных
классов науки. Наиболее зависимыми
от идеологического воздействия оказываются общественные
(гуманитарные науки), наименее
зависимыми — естественные
. Технические
понятия
науки во многом ограничены
прикладными целями, востребованностью
со стороны производства, степенью
внедрения.
Наука стремится к точному и
адекватному отражению реальности, зачастую терпима к конкурирующим теориям,
никогда не останавливается на достигнутом и подвержена фальсификации.

Идеология варьирует следующими
моделями понятия науки: осуждение; безразличие (предоставляет той или иной
науке развиваться самой по себе); апологетика и эксплуатация. При этом в ход пускаются механизмы, направленные на
то, чтобы запускать, замедлять или
блокировать определенные научные направления
.

Постоянное давление общества
ощущается не только потому, что наука сегодня вынуждена выполнять
«социальный заказ». Ученый
всегда несет огромную моральную ответственность
за последствия применения
технологических разработок.

Сложность объяснения науки как
социокультурного феномена состоит в том, что она стремится не поступиться своей
автономией и не растворяется полностью в контексте социальных отношений.
Безусловно, наука — «предприятие
коммунитарное»
(коллективное). Ни один ученый не может не опираться на
достижения своих коллег, на совокупную память человеческого рода. Наука требует сотрудничества многих
людей, она интерсубъективна.

ПОНЯТИЕ НАУКИ. КРИТЕРИИ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ.

Науку чаще определяют как
систему знаний; так и Кант определял. Но такое определение узко, ибо
ограничивается лишь гносеологической характеристикой; здесь не отражается
социальная функция науки и ее творчески-деятельный вектор. Кроме того, наука
включает в себя не только знания, но и учреждения, поэтому наука все чаще
определяется как вид духовного производства. Однако обобщающего определения
науки пока нет.

По поводу возникновения и критериев научного знания среди
ученых-науковедов имеются очень большие расхождения. Укажем на две крайние точки зрения. Согласно первой из них, наука в собственном
смысле слова родилась в Европе лишь в 15-17 веках, в период, именуемый
«великой научной революцией». Ее возникновение связывается с
деятельностью таких ученых, как Галилей, Кеплер, Декарт, Ньютон. Именно к этому
времени относится рождение собственно научного метода, для которого характерно
специфическое соотношение между теорией и экспериментом. Тогда же была осознана роль математизации естественных
наук
. Другая точка зрения, прямо
противоположная только что изложенной, не накладывает на понятие науки жестких
ограничений. По мнению ее сторонников, наукой в широком смысле слова можно
считать любую совокупность знаний,
относящуюся к реальному миру
. С этой точки зрения зарождение математической
науки, например, следует отнести к тому времени, когда человек начал
производить самые элементарные операции с числами: астрономия появилась с
первыми наблюдениями за движением небесных светил; зоология и ботаника — с
появлением первых сведений о флоре и фауне и т. д.


 


Ясно, что проблема возникновения
науки упирается в проблему выделения родовых характеристик научного знания, по которым
и можно провести демаркационную линию
между знанием научным и вненаучньм. По-нашему мнению характерные признаки науки
удачно выделены И.Д. Рожанским и П.П. Гайденко в их работах, посвященных
исследованию античной цивилизации.

Во-первых, всякая наука не просто совокупность знаний, что имеет
место и в обыденном познании. Гораздо важнее то. что наука есть особая
деятельность, а именно -деятельность по получению новых знаний. Последнее
предполагает существование определенной категории людей, которые и занимаются
получением новых знаний. Необходимым
условием научной деятельности
является возможность фиксации получаемой информации, что предполагает существование
развитой письменности. Общество,
лишенное письменности, не может иметь науки
.

Отсюда следует, что традиционные
или архаичные цивилизации, обладавшие механизмом хранения и передачи
накопленной информации, но где отсутствовала деятельность по получению новых
знаний, не имели науки. Не умаляя достижений архаичных цивилизаций: древнеегипетской,
шумеро-вавилонской, хараппской, древнеиндийской, древнекитайской и др. — можно
сказать так: в них формировалась
протонаука
, так и не превратившаяся в науку.

Второй признак науки в собственном смысле слова, состоит в ее
самоценности. Целью науки должно быть познание ради самого познания, иначе
говоря, постижение истины. Научная деятельность по получению новых знаний не
может быть направлена лишь на решение практических задач; в последнем случае
она попадает в сферу прикладных дисциплин.

Для греков, наоборот,
подходивших к математике чисто теоретически, имело значение, прежде всего
строгое решение, полученное путем логических рассуждений. Это привело к
разработке математической дедукции, что оказалось недоступно всей восточной
математике. Таким образом, отличительной
чертой античной науки с момента ее зарождения была теоретичность
, то есть
стремление к знанию ради самого знания, а не ради практических применений.

Третьим признаком настоящей науки следует считать ее рациональный
характер. Переход «от мифа к логосу», то есть к рациональному
объяснению любых явлений, был огромным шагом в развитии, истоки ранней
греческой науки тоже следует искать в мифологии, в частности, в космогонических
мифах.

В-четвертых, следующим признаком настоящей науки является ее
систематичность. Совокупность не связанных внутренним единством разрозненных
знаний, даже если они относятся к одной и той же реальности, еще не образуют
науки.

Научное и обыденное познание
Стремление изучать объекты
реального мира и на этой основе предвидеть результаты его практического
преобразования свойственно не только науке, но и обыденному познанию, которое
вплетено в практику и развивается на ее основе.

Способность
стихийно-эмпирического познания порождать предметное и объективное знание о
мире ставит вопрос о различии между ним и научным исследованием. Признаки, отличающие науку от
обыденного познания, удобно классифицировать
сообразно той категориальной схеме, в которой характеризуется структура
деятельности (прослеживая различие науки
и обыденного познания по предмету, средствам, продукту, методам и субъекту
деятельности
).

Тот факт, что наука обеспечивает сверхдальнее
прогнозирование практики, выходя за рамки существующих стереотипов производства
и обыденного опыта, означает, что она имеет дело с особым набором объектов реальности, не сводимых к объектам обыденного опыта.

Эти особенности объектов науки делают недостаточными для их освоения те
средства, которые применяются в обыденном познании. Хотя наука и пользуется
естественным языком, она не может только на его основе описывать и изучать свои
объекты. Во-первых, обыденный язык
приспособлен для описания и предвидения объектов, вплетенных в наличную практику человека (наука же выходит за ее
рамки); во-вторых, понятия
обыденного языка нечетки и многозначны, их точный смысл чаще всего
обнаруживается лишь в контексте языкового общения, контролируемого повседневным
опытом. Наука же не может положиться
на такой контроль, поскольку она преимущественно имеет дело с объектами, не
освоенными в обыденной практической деятельности. Чтобы описать изучаемые
явления, она стремится как можно более четко
фиксировать свои понятия и определения.


Выработка наукой специального
языка, пригодного для описания ею объектов, необычных с точки зрения здравого смысла,
является необходимым условием научного исследования.

Наряду с искусственным,
специализированным языком научное исследование нуждается в особой системе
средств практической деятельности, которые, воздействуя на изучаемый объект,
позволяют выявить возможные его состояния в условиях, контролируемых субъектом.
Средства, применяемые в производстве и в быту, как правило, непригодны для этой
цели, поскольку объекты, изучаемые наукой, и объекты, преобразуемые в
производстве и повседневной практике, чаще всего отличаются по своему
характеру.

Научная аппаратура и язык науки выступают как выражение уже добытых
знаний
. Но подобно тому, как в практике ее продукты превращаются в средства
новых видов практической деятельности, так и в научном исследовании его продукты
— научные знания, выраженные в языке или овеществленные в приборах, становятся средством дальнейшего
исследования
.

Спецификой объектов научного исследования можно объяснить  и основные отличия научных знаний как
продукта научной деятельности от знаний, получаемых в сфере обыденного,
стихийно-эмпирического познания. Последние чаще всего не систематизированы; это, скорее, конгломерат сведений, рецептур
деятельности накопленных на протяжении исторического развития обыденного опыта.
Их достоверность устанавливается
благодаря
непосредственному
применению
в наличных ситуациях производственной и повседневной практики.
Что же касается научных знаний, для достоверности нужны специфические способы
обоснования истинности знания
. Ими являются экспериментальный контроль за
получаемым знанием и выводимость одних знаний из других, истинность которых уже
доказана. В свою очередь, процедуры выводимости обеспечивают перенос истинности
с одних фрагментов знания на другие, благодаря чему они становятся связанными
между собой, организованными в систему.

Таким образом, мы получаем характеристики системности и обоснованности
научного знания, отличающие его от продуктов обыденной познавательной
деятельности людей
.

Из главной характеристики
научного исследования можно вывести также и такой отличительный признак науки при ее сравнении с обыденным познанием,
как особенность метода познавательной
деятельности
. Объекты, на которые направлено обыденное познание,
формируются в повседневной практике. Приемы,
посредством которых каждый такой объект
выделяется и фиксируется в качестве предмета познания
, вплетены в обыденный
опыт. Совокупность таких приемов,
как правило, не осознается субъектом в
качестве метода познания
. Иначе обстоит дело в научном исследовании. Здесь уже само обнаружение объекта, свойства которого подлежат дальнейшему
изучению, составляет весьма трудоемкую
задачу
.

Чтобы зафиксировать объект,
ученый должен знать методы такой фиксации. Наряду со знаниями об объектах наука
формирует знания о методах. Потребность в развертывании и систематизации знаний
второго типа приводит на высших стадиях развития науки к формированию
методологии как особой отрасли научного исследования, призванной целенаправлять
научный поиск.

Наконец, стремление науки к
исследованию объектов относительно независимо
от их освоения в наличных формах производства и обыденного опыта предполагает специфические характеристики субъекта
научной деятельности
. Занятия наукой требуют особой подготовки познающего
субъекта, в ходе которой он осваивает исторически сложившиеся средства научного
исследования, обучается приемам и методам оперирования с этими средствами. Для
обыденного познания такой подготовки не нужно, вернее, она осуществляется
автоматически, в процессе социализации индивида.
Две основные установки науки
обеспечивают стремление к такому поиску: самоценность истины и ценность
новизны.

Ценностные ориентации науки образуют фундамент ее этоса, который должен усвоить ученый, чтобы успешно
заниматься исследованиями. Великие ученые оставили значительный след в культуре
не только благодаря совершенным ими открытиям, но и благодаря тому, что их
деятельность была образцом новаторства и служения истине для многих поколений
людей. Всякое отступление от истины в угоду личностным, своекорыстным целям,
любое проявление беспринципности в науке встречало у них беспрекословный отпор.
В науке в качестве идеала
провозглашается принцип, что перед лицом
истины все исследователи равны
, что никакие прошлые заслуги не принимаются
во внимание, если речь идет о научных доказательствах.

Не менее важным принципом научного этоса является требование
научной честности при изложении результатов исследования. Ученый может
ошибаться, но не имеет права подтасовывать результаты, он может повторить уже
сделанное открытие, но не имеет права заниматься плагиатом. Главное качество
науки — постоянно генерировать рост
нового знания
, выходя за рамки привычных и уже известных представлений о
мире.

Конечно, требование
недопустимости фальсификаций и плагиата выступает как своеобразная презумпция
науки, которая в реальной жизни может нарушаться.

Показательно, что для обыденного сознания соблюдение основных
установок научного этоса совсем не обязательно
, а подчас даже и
нежелательно. Человеку, рассказавшему политический анекдот в незнакомой компании,
не обязательно ссылаться на источник информации, особенно если он живет в
тоталитарном обществе.

Итак, при выяснении природы
научного познания можно выделить систему
отличительных
признаков науки,
среди которых главными являются: а) установка на исследование законов
преобразования объектов и реализующая эту установку предметность и
объективность научного знания; б) выход науки за рамки предметных структур
производства и обыденного опыта и изучение ею объектов относительно независимо
от сегодняшних возможностей их производственного освоения (научные знания
всегда относятся к широкому классу практических ситуаций настоящего и будущего,
который никогда заранее не задан).

Комментарии  

Вам необходимо зайти или зарегистрироваться для комментирования
Гершман ЕвгенийПризнак науки
Основной, необходимый признак науки есть дискретный формат текстов — 5w5w5.com
2017-06-25 06:49:34 · Ответить · · Ссылка