История и философия науки » Обсуждения


Bookmark and Share




3. Наука в системе культуры: наука и искусство; наука и религия; наука и философия.

Сен 7, 2010 | 07:09
3. Наука в системе культуры: наука и искусство; наука и религия; наука и философия.

 (Science in the culture: science and art, science and religion, science and philosophy).

Современная наука – это поистине рецепт жизни. Наука участвует в той или иной степени во всех видах творчества, обслуживает все виды материальной и духовной деятельности людей, плодами которой пользуются все члены общества.

Однако развитие науки – это важная, но не единственная ветвь культурного прогресса. Другой, не менее важной, является развитие его гуманитарной ветви, эстетической культуры и его ядра – искусства, в первую очередь.

Искусство – самая многоплановая характеристика общества: здесь вся  его биография, его анамнез и эпикриз, обвинительное заключение и аттестат его социальной зрелости. Но искусство – не только портрет, но и автопортрет данного общества. Искусство сегодня – барометр, чутко реагирующий на все изменения в политической, нравственной, духовной атмосфере общества.

Поскольку характер развития науки и искусства в каждую эпоху детерминируется в конечном итоге социальными факторами, отражающими особенности этой эпохи, сциентистский характер нынешнего столетия, несомненно, сказывается и на современном искусстве, как и на всей эстетической культуре в целом.

Действительно, наука воздействует и на факторы, обусловливающие состояние и развитие искусства и определяющие самые различные его параметры. Наука воздействует и на самое искусство, причем на самые различные его компоненты, стороны, аспекты – на сам процесс художественного творчества, на его субъекта – художника, на продукты этого творчества, влияя таким образом на его содержание и формы, направление, масштабы и даже темпы развития, определяя, в известной мере, его эффективность, его социальную значимость.

Преобразуя окружающий мир,
оказывая многоплановое влияние на самого человека, наука воздействует и на
объект искусства. Наука, далее, вооружает художника новейшими и достовернейшими
знаниями о мире, обществе, о себе самом, воздействуя на его духовный мир,
определяя всю философию его жизни и творчества. Наука воздействует не только на
характер и содержание творчества, не только на его формы, но и направление его
развития, на количественные и качественные характеристики, формы и средства
тиражирования, распространения и восприятия, на эффективность воздействия
художественных произведений, на способах их хранения и репродукции.

Искусство в наши дни – это уже не обитель избранных, приют
отдохновения для эстетствующих аристократов духа; это не сфера развлечений
отдельных социальных слоев, а важный фактор жизнедеятельности всего социального организма.

Проблема взаимоотношений науки и искусства – традиционный объект
философского анализа, неизменно требующий своего переосмысления в свете нового
исторического опыта. Но при этом она неизменно остается исключительно
многогранной проблемой, требующей всестороннего анализа разнообразными
инструментами исследования.

Проблема эта включает широкий
спектр взаимосвязанных вопросов – о
взаимном воздействии науки и искусства, об их общности и различиях
, каждый
из которых оказывается в неразрывной связи с множеством более частных проблем.
В силу этого она выступает то, как проблема
соотношения различных видов творчества, форм мышления, форм отражения
действительности
(таких как эмоциональное и рациональное, образное и
понятийное, художественное и теоретическое и т.д.), что проявляется в
соответствующих традициях, течениях, школах; то в более широком аспекте – как проблема соотношения двух сфер культуры,
или, в иной формулировке, как соотношение двух культур (технической и
гуманистической).

Проблема соотношения между
искусством и наукой не исчерпывается рассмотрением вопроса об их связи,
определением степени или характера этой связи (воздействие, взаимодействие,
тождество и т.п.). Связь эта – одна из сторон сложного диалектического
соотношения, ибо общность науки и искусства неразрывно связана с их различием,
их спецификой и изучение одной из сторон оказывается неполноценным. Общность здесь проявляется в различии, а последнее таится в самом единстве, соответственно чему
исследование проблемы общности и единства между наукой и искусством требует диалектического подхода,
диалектического анализа и оценки.

Особый интерес в этом отношении
представляют высказывания выдающихся теоретиков нынешнего столетия – Н.Бора,
М.Борна, В.Гейзенберга, Л.Ландау, Р.Оппенгеймера и других.

Особенности восприятия и выражения его результатов, или, шире, особенности познавательного процесса,
детерминируемые в известной мере искусством, проявляются не только в его
эмоциональной окрашенности, направленности, эмоциональной напряженности.
Воспитывая культуру чувств индивида,
развивая его способность к чувственному познанию, искусство воздействует и на другие характеристики познавательного
процесса
, неразрывно связанные с эмоциональной стороной познания, с
чувственным познанием вообще.

Это находит свое выражение в
том, что помимо отмеченной функции стимуляторов научного творчества эстетические понятия, функционирующие в
науке, осуществляют и функцию критериев оценки плодов научного поиска
.
Существуют внешние признаки красоты, например, в самом виде формул, в характере
выражения какого-либо вывода.

Красота научной теории – весьма
важный, а по мнению П.Дирака, даже самый надежный показатель ее истинности. И
хотя последнее высказывание представляется нам явной гиперболой, связь между истиной и красотой – несомненна, что
издревле подтверждалось представителями самых различных областей культуры. И связь эта, как правило, является
двусторонней
.

наука и религия
В XX в. основное внимание
уделялось выяснению отношений между наукой и философией, наукой и социальными
структурами, наукой и экономикой, наукой и культурой, и в гораздо меньшей
степени — наукой и религией. Это связано, по-видимому, с особым типом взаимодействия науки и религии в новое время. Этот
особый тип отношений хорошо выражает Гейзенберг, когда он пишет об отстранённости религии от науки,
ссылаясь на некоторые особенности самого христианства. Христианский Бог
возвысился над миром, Он непостижим, недосягаем. Он удалился на небеса, поэтому
и Землю вроде как имело смысл рассматривать независимо от Бога. Природные объекты изучаются как
существующие сами по себе, независимо от наблюдателя-исследователя
и, в
конечном итоге, от самого Бога. В нормальные (по Куну) периоды развития науки учёный может заниматься своими
экспериментами, никак не соотнося свою деятельность с верой
(или не верой)
в Бога.

Проблема соотношения науки и религии становится актуальной, когда речь идёт об основаниях науки, когда встаёт вопрос о её
происхождении
, например, о возникновении науки нового времени.

Религия нужна учёному и в другом
случае: ему важно быть уверенным, что мир действительно существует, что это не
иллюзия, что он упорядочен. О таком значении религии для учёного Эйнштейн
писал, что он не может “найти выражения лучше, чем “религия”, для обозначения веры в рациональную природу реальности,
по крайней мере той её части, которая доступна человеческому сознанию. Там, где отсутствует это чувство, наука
вырождается в бесплодную эмпирию
”. Эйнштейн отказывается обосновывать и
доказывать свою веру в рациональное устройство мира. В беседе с Рабиндранатом
Тагором он говорит, что если есть реальность, не зависящая от
человека, то должна быть истина, отвечающая этой реальности, и отрицание первой
влечёт за собой отрицание последней
. “Нашу естественную точку зрения относительно существования истины,
не зависящей от человека, нельзя ни
объяснить, ни доказать
, но в неё верят все, даже первобытные люди.
Мы приписываем истине сверхчеловеческую объективность. Эта реальность, не зависящая от нашего существования, нашего опыта,
нашего разума, необходима нам, хотя мы и
не можем сказать, что она означает
”. На вопрос Тагора, почему он так уверен в объективности научной истины, Эйнштейн
отвечает, что не может доказать
правильность своей концепции, что это — его религия
.

В теологии и в религиозной
философии проблема религии и науки, религии и научной рациональности, разума
Божественного и разума естественного обсуждается постоянно.

Наука и философия.
 философия – это совокупность ключевых выводов из основного содержания культуры определенной эпохи, ее квинтэссенция. В этом ее смысл и значение. Философия выступает как особый, теоретический уровень мировоззрения, рассматривает мир в его отношении к человеку и человека в его отношении к миру.  

Непосредственной целью науки является описание, объяснение и предсказание процессов и
явлений действительности, составляющих предмет ее изучения, на основе
открываемых ею законов
. Философия
всегда в той или иной степени выполняла
по отношению к науке функции методологии
познания и мировоззренческой интерпретации ее результатов. Философию объединяет с наукой также и стремление к теоретической форме построения
знания, к логической доказательности своих выводов
.

Европейская традиция, восходящая к античности,
высоко ценившая единство разума и нравственности, вместе с тем прочно связывала
философию с наукой. Еще греческие мыслители придавали большое значение
подлинному знанию и компетентности в отличие от менее научного, а порой и
просто легковесного мнения.

В 19-20 веках, на новом этапе развития знаний,
зазвучали противоположные суждения о величии науки и неполноценности философии.
В это время возникло и приобрело влияние философское течение позитивизма, поставившего под сомнение познавательные возможности
философии, ее научность
, одним словом развенчивающее “королеву наук” в
“служанки”. В позитивизме был сформирован вывод
о том, что философия это суррогат науки,
имеющий право на существование в те периоды, когда еще не сложилось зрелое
научное познание
. На стадиях же развитой науки познавательные притязания
философии объявляются несостоятельными. Провозглашается, что зрелая наука — сама себе философия, что
именно ей посильно брать на себя и успешно решать запутанные философские
вопросы, будоражившие умы в течение столетий.

Ко всему прочему отличием философского знания от других является то, что философия -
единственная из наук объясняет, что такое бытие, какова его природа,
соотношение материального и духовного в бытие.


Взаимодействие науки и философии. Научно-философское мировоззрение выполняет
познавательные функций, родственные функциям науки. Наряду с такими важными функциями как обобщение, интеграция, синтез
всевозможных знаний, открытие наиболее общих закономерностей, связей,
взаимодействий основных подсистем опосредованным
, как это имеет место в
процессе зрения и является восприятием
– первым, основным и исходным видом знания. Все остальные виды и типы знания, так или иначе, производны от восприятия". Вот формулировка этой репрезентационной
гносеологической установки.

С одной стороны, она, безусловно, не может
назваться наукой, как физика или математика, несмотря на все исторические
претензии, предпринимаемые ею в это отношении. Любую науку, например,
математику, мы можем изучить как целостный предмет, «ибо доказательства
здесь столь очевидны, что каждый может в них убедиться; вместе с тем, в силу
своей очевидности, она может, так сказать, сохраняться как надежное и прочное
учение». Философии научить нельзя,
так как она не представляет собой завершенную систему проверенных знаний.
С
другой стороны, Кант ставит проблему
становления философии как особой науки и формулирует необходимые для этого
условия. Философия должна заниматься
критикой чистого разума, метафизикой природы, метафизикой нравов
.

На базе интерпретаций данных сторон учения Канта
возникает множество интерпретаций
философии
, наиболее крупными из которых являются марбургская и баденская
школы неокантианства.

Марбургская
школа
выступает против
психологизма в истолковании философии. Поэтому наука здесь трактуется как важнейшая
форма упорядоченной человеческой культуры. Разум становится производным от
науки, как бы воплощается в ней в виде методов и принципов, а поэтому философия
как форма рационального-теоретического сознания должна строится по данному
образцу.

Философ выступал не от себя лично, а как бы от
имени Разума, от имени законов устройства мира, а поэтому мог претендовать на
роль поучающего субъекта. Это придавало философии высокий просветительский пафос, основанный на вере в силу Разума, с помощью
которого мы можем привнести в наши межличностные отношения, в нашу общественную
жизнь законы гармонии, царящие в мире. Правда, на этом же положении строилось представление о том, что большинство
людей являются некой инертной массой, полной всяческих предрассудков
. Избавлением человечества от этих предрассудков должен был также заниматься
философ
, который в этом случае выступал не от своего имени, а от имени
познанного разумного и целесообразного устройства мира.

Это иногда придавало философским «рецептам» схоластический характер и менторский тон.

Кризис такой модели философского подхода к миру можно проиллюстрировать на примере возникновения на ее основе самых разнообразных философских школ, которые подчеркивая свою связь с данной традицией, выступая в виде направлений, например, неогегельянства, неокантианства и т.д.

Данную ситуацию удобно проиллюстрировать на примере возникновения неокантианства, уходящего корнями в развитую философскую систему И. Канта, но дающего ей самые различные и отличные друг от друга интерпретации.

Дилемма "сциентизм-антисциентизм", проникла на все уровни современной культуры и в наибольшей степени это затронуло философию. Связано данное обстоятельство с тем, что предметом философии выступает размышление над предельными основаниями бытия. Поэтому, как форма рационально-теоретического сознания, философия как бы стремится в сторону наук, рассматривая собственную деятельность как научную. С другой стороны, философия исследует и ценностные компоненты во взаимоотношении мира и человека, выступая в качестве мировоззрения. 

Сциентизм и антисциентизм, абсолютизируя ту или иную стороны предмета философии, одновременно, заостряют внимание на ее особенностях как двойственной формы общественного сознания, сочетающего в себе рационально-теоретические и ценностные компоненты отношения человека к миру и к самому себе. 

Главным внутрифилософским источником сциентизма и антисциентизма, позволяющим рассматривать дилемму как общую модель современной философии, в которую укладывается, пусть и с некоторыми оговорками, все богатство ее вариантов, выступает кризис классической философии. Данное  понятие объемлет собою огромное разнообразие философских концепций, границами которого могут выступать имена Декарта и Гегеля. Это особая философская традиция, ориентация философского мышления, базирующаяся на представлении о философии как, прежде всего форме рационально-теоретического сознания, с помощью которого можно объяснить самые разнообразные явления духа и действительности. 

В основе данной философской традиции лежало систематическое и целостное объяснение мира, которое базируется «на глубоком чувстве стественной  порядоченности мироустройства, наличия в нем гармоний и порядков (доступных рациональному постижению)». 

Проблема отличия науки от других форм познавательной деятельности – это проблема демаркации, т.е. поиск критериев разграничения научного и ненаучного знаний.

Нет комментариев  

Вам необходимо зайти или зарегистрироваться для комментирования