История и философия науки » Обсуждения


Bookmark and Share




4. Многообразие типов научного знания. Место юриспруденции в системе научного знания.

Сен 7, 2010 | 07:09
4. Многообразие
типов научного знания. Место юриспруденции в системе научного знания.

 (The variety of types of scientific knowledge).

смена типов научного знания в контексте социальных изменений.
Наиболее разработанной
типологией является выделение классической, неклассической и постнеклассической
стадий в развитии науки, задающих соответствующий тип научного знания. Эти
понятия давно используются в теории науки. Но в один ряд они были поставлены
В.С.Степиным применительно к естество-знанию. Согласно его концепции, разные
типы научности следо-вали за революционными изменениями в науке. Научная
рево-люция XVII в. привела к становлению классического естествозна-ния. Она
представляла систему организованных норм и идеалов исследования, в которых были
указаны общие установки класси-ческой науки и осуществлена их конкретизация с
учетом доми-нанты механики. «Через все классическое естествознание,
начи-ная с XVII в., проходит идея, согласно которой объективность и
предметность научного знания достигается только тогда, когда из описания и
объяснения исключается все, что относится к субъек-ту и процедурам его
познавательной деятельности».
Вторая научная революция произошла в конце XVIII — нача-ле XIX в.
Как показал В.С.Степин, она разрушила универсаль-ность механической картины
мира. Общие установки классиче-ской науки сохранились, но философские основания
науки изме-няются. Классическая наука претерпевает эволюцию, но не меняет своих
рамок.
Третья научная революция (конец XIX — середина XX в.) сформировала
неклассическую науку. Этому способствовали от-крытия в физике. Как показывает
В.С.Степин, неклассическая наука характеризуется «отказом от
прямолинейного онтологизма и пониманием относительной истинности теорий и
картины при-роды, выработанной на том или иной этапе развития естество-знания.
В противовес идеалу единственно истинной теории, „фо-тографирующей“
исследуемые объекты, допускается истинность нескольких отличающихся друг от
друга конкретных теоретиче-ских описаний одной и той же реальности, поскольку в
каждом из них может содержаться момент объективно-истинного знания.
Осмысливаются корреляции между онтологическими постулата-ми науки и
характеристиками метода, посредством которого ос-ваивается объект. В связи с
этим принимаются такие типы объ-яснения и описания, которые в явном виде
содержат ссылки на средства и операции познавательной деятельности».
На современном этапе происходит новый качественный ска-чок в
естествознании. Естествознание начинает учитывать нели-нейность, историзм
систем, их человекоразмерность. В.С.Степин ясно формулирует отличия классического,
неклассического и по-стнеклассического типов рациональности, задавая науке
соответ-ствующую типологию: «Классический тип рациональности центри-рует
внимание только на объекте и выносит за скобки все, что относится к субъекту и
средствам деятельности. Для неклассиче-ской рациональности характерна идея
относительности объекта к средствам и операциям деятельности; экспликация этих
средств и операций выступает условием получения истинного знания об объекте.
Наконец, постнеклассическая рациональность учитыва-ет соотнесенность знаний об
объекте не только со средствами, но и с ценностно-целевыми структурами
деятельности». Данная методология глубоко эвристична. Она позволяет
соотнести раз-витие науки не только с внутринаучной логикой, но и с социаль-ными
факторами. В работах Л.М.Косаревой, В.С.Степина, авто-ров этой книги прослежена
связь научных революций с социаль-ным контекстом. И если это справедливо для
естествознания, можно предположить, что подобная методология еще более
про-дуктивна для социальных наук.
Юриспруденцию мы понимаем как теоретическую и практическую
деятельность в области права, а не только как юридическую науку. В качестве
науки юриспруденция изучает право как особую систему социальных норм, правовые
формы организации и деятельности государства, других структурных элементов
политической системы общества. Юридическая наука подразделяется на ряд
отраслей, среди которых методологическая функция принадлежит теории государства
и права. Это: нормативные науки (гражданское, административное, уголовное,
муниципальное, семейное, хозяйственное, финансовое, банковское, экологическое
право), прикладные науки (криминалистика, судебная медицина, судебная
психиатрия, этика, правовая кибернетика и др.), теоретические науки (теория
государства и права, история политических и правовых учений, история
государства и права отечества и т. д.).
Юридическая наука изучает
государство и право в их единстве с точки зрения внутренних закономерностей
возникновения и развития, связи и взаимного влияния с социально-экономической
структурой общества. Она изучает также специфику общественного осознания
государственно-правовых явлений, правосознание, практическое функционирование
государственно-правовых отношений и других правовых связей субъек-тов права.
Юридическая наука изучает, следовательно, государственно-правовую организацию
общества и поэтому входит в систему общественных наук.
Воздействие права на социальную
среду осуществляется двумя путями: деятельностью правоохранительных и
правоприменительных органов и влиянием, оказываемым на сознание личности,
социальных групп, общества уже самим фактом наличия, закрепления определенного
порядка должного поведения. В настоящее время все больший вес приобретает
подход, согласно которому юридическая наука — это ис-следование не только
общественных институтов, но и деятельности человека в его
государственно-правовых связях и отношениях. Предпосылкой эффективности
исследований в области юриспруденции и эффективности правоохранительной и
правоприменительной деятельности является ориентация на реальных людей с их
сложным сознанием, изучение воздействия государственно-правовых институтов на
развитие их сознания. Поэтому необходим социально-психологических подход к
трактовке права как основы юриспруденции.

Юридическая наука, безусловно,
не может замыкаться в собственных узких рамках и не учитывать экономических,
демографических, культурных, социально-психологических и других факторов при
решении проблем правоохранительной и правоприменительной деятельности. На
стыках юриспруденции с указанными науками могут развиваться новые отрасли
научного знания, имеющие двойственную природу и единственную цель — обеспечение
правоохранительной и правоприменительной деятельности. Интеграция юриспруденции
и психологии достаточно четко проявляется на трех уровнях:

применение психологического знания в юриспруденции в «чистом» виде;
непосредственное использование психологических знаний в виде метода экспертных
психологических оценок.

использование в юриспруденции психологического знания путем его
«трансформации»;
уточнение, расширение, совершенствование юридических
понятий и институтов за счет привлечения психологических категорий и понятий, а
также применения юристами психологических методов в научных исследованиях или
правоприменительной, правоохранительной и другой юридической практике,
использования данных психологии в организационной и процессуальной
деятельности, профессиональном отборе, расследовании правонарушений,
исправлении и перевоспитании осужденных.

синтез психологии и
юриспруденции, собственно их стыков, и возникновение новой отрасли науки —
юридической психологии
. Потребности юриспруденции в психологическом знании
предопределяют возникновение юридической психологии, являющейся двуединой
наукой, одновременно и психологической и юридической, ана-лизирующей
психологические особенности в сфере применения права. Безусловно, возникновение
такой интегративной науки одновременно стимулирует развитие и совершенствование
знания как психологического, так и юридического.

Учеными-правоведами традиционно в юриспруденции выделяются следующие три
формы ее взаимодействия
со смежными науками:

1. Использование данных смежных
с юриспруденцией наук для решения актуальных специфических проблем
правотворчества и правового регулирования.
2. Использование научных идей и
принципов смежных наук для анализа системы государственно-правового
регулирования.
3. Использование в
социально-правовом познании конкретных приемов, методов, способов, научного
исследования, заимствованных из той или иной конкретной науки.

Нам представляется, что
предложенная первая модель взаимодействия юриспруденции и психологии более
полно, чем вторая, традиционная, отображает объективный характер процесса, в
результате которого и формируется юридическая психология.
4. Является ли научное знание единственной формой знания?

Познание не ограничено сферой
науки, знание в той или иной сво- ей форме существует и за пределами науки.
Появление научного зна- ния не упразднило и не сделало бесполезными другие
формы знания.

Каждой форме общественного
сознания: науке, философии, мифоло- гии, политике, религии и т. д.
соответствуют специфические формы знания. Различают также формы знания, имеющие
понятийную, сим- волическую или художественно-образную основу. В отличие от
всех многообразных форм знания научное познание — это процесс полу- чения
объективного, истинного знания, направленного на отражение реальных
закономерностей. Научное познание имеет троякую задачу и связано с описанием,
объяснением и предсказанием процессов и явлений действительности.

Познание понимается как процесс
постижения человеком или об- ществом новых ранее неизвестных фактов, явлений и
закономерноетей действительности.
Принципиальную возможность познания мира отрицали агностики. Скептики, в
отличие от агностиков, лишь со- мневались в возможности познания мира.
Большинство ученых и фи- лософов уверены в том, что мир рационально познаваем.
Важной ха- рактеристикой научного знания является его универсальность. Пред-
метом научного исследования может стать любой фрагмент действи- тельности с
точки зрения его сущностных связей и причинных зави- симостей, любой феномен,
будь то деятельность сознания или же че- ловеческая психика.


Когда разграничивают научное, основанное
на рациональности, и вненаучное знание, то важно понять, что последнее не
является чьей- то выдумкой или фикцией. Оно производится в определенных интел-
лектуальных сообществах, в соответствии с другими (отличными от
рационалистических) нормами, эталонами, имеет собственные источ- ники и
понятийные средства. Очевидно, что многие формы вненаучно- го знания старше
знания, признаваемого в качестве научного, напри- мер, астрология старше
астрономии, алхимия старше химии. В истории культуры многообразные формы
знания, отличающиеся от класси- ческого научного образца и стандарта, отнесены
к ведомству вненауч- ного знания.

Выделяют следующие формы вненаучного знания:
• параиаучное как несовместимое
с имеющимся гносеологичес- ким стандартом. Широкий класс паранаучного (пара от
греч. — около, при) знания включает в себя учения или размышления о феноменах,
объяснение которых не является убедительным с точки зрения критериев научности;

• лженаучное как сознательно
эксплуатирующее домыслы и предрассудки. Лженаука представляет собой ошибочное
зна- ние. Лженаучное знание часто представляет науку как дело аутсайдеров.
Иногда его связывают с патологической деятель- ностью психики творца, которого
в обиходе величают «манья- ком», «сумасшедшим». В качестве симптомов лженауки
выде- ляют малограмотный пафос, принципиальную нетерпимость к опровергающим
доводам, а также претенциозность. Лжена- учное знание очень чувствительно к
злобе дня, сенсации. Осо- беностью лженаучных знаний является то, что они не
могут быть объединены парадигмой, не могут обладать систематич- ностью,
универсальностью. Они пятнами и вкраплениями сосуществуют в научных знаниях.
Считается, что лженаучное обнаруживает себя и развивается через квазинаучное;

• квазинаучное знание ищет себе
сторонников и приверженцев, опираясь на методы насилия и принуждения. Оно, как
правило, расцветает в условиях жестко иерархированной науки, где невозможна
критика власть предержащих, где жестко проявлен идеологический режим. В истории
нашей страны периоды «триумфа квазинауки» хорошо известны: лысенковщина,
фиксизм как квазинаука в советской геологии 50-х гг., шельмование кибернетики и
т.п.;
• антинаучное знание как
утопичное и сознательно искажающее представления о действительности. Приставка
«анти» обращает внимание на то, что предмет и способы исследования
противоположны науке. Это как бы подход с противоположным знаком. С ним
связывают извечную потребность в обнаружении общего легко доступного «лекарства
от всех болезней». Особый интерес и тяга к антинауке возникает в периоды
социальной нестабильности. Но хотя данный феномен достаточно опасен,
принципиального избавления от антинауки произойти не может;

• псевдонаучное знание
представляет собой интеллектуальную активность, спекулирующую на совокупности
популярных теорий, например, истории о древних астронавтах, о снежном человеке,
о чудовище из озера Лох-Несс.

Для псевдонаучного знания
характерны сенсационность тем, признание тайн и загадок, «умелая обработка
фактов». Ко всем этим априорным условиям присоединяется свойство исследования
через истолкование. Привлекается материал, который содержит высказывания,
намеки или подтверждения высказанным взглядам и может быть истолкован в их
пользу. По форме псевдонаука ¦— это прежде всего рассказ или история о тех или иных
событиях. Такой типичный для псевдонауки способ подачи материала называют
«объяснением через сценарий». Другой отличительный признак — безошибочность.
Бес- смысленно надеяться на корректировку псевдонаучных взглядов, ибо
критические аргументы никак не влияют на суть истолкования рас- сказанной
истории.

Широкий класс паранормального
знания включает в себя учения о тайных природных и психических силах и
отношениях, скрывающихся за обычными явлениями.
Самыми яркими представителями паранормального знания считаются мистика и
спиритизм.


Для описания способов получения
информации, выходящей за рам- ки науки, кроме термина «паранормальность»
используется термин «внечувственное восприятие» (ВЧВ) или
«парачувствительность», «пси- феномены». Оно предполагает возможность получать
информацию или оказывать влияние, не прибегая к непосредственным физическим
способам. Наука пока еще не может объяснить задействованные в дан- ном случае
механизмы, как не может и игнорировать подобные фено- мены. Различают экстрасенсорное
восприятие (ЭСВ) и психокинез.


ЭСВ разделяется на телепатию и
ясновидение. Телепатия предполага- ет обмен информацией между двумя и более
особями паранормаль- ными способами. Ясновидение означает способность получать
инфор- мацию по некоторому неодушевленному предмету (ткань, кошелек, фотография
и т.п.). Психокинез — это способность воздействовать на внешние системы,
находящиеся вне сферы нашей моторной деятель- ности, перемешать предметы
нефизическим способом.


Заслуживает внимание то, что в
настоящее время исследование паранормальных эффектов ставится на конвейер
науки, которая после серий различных экспериментов приходит к следующим
выводам:


1) с помощью ЭСВ можно получить
значимую информацию;


2) расстояние, разделяющее
испытуемого и воспринимаемый объект, не влияет на точность восприятия;


3) использование
электромагнитных экранов не снижает качества и точности получаемой информации и
под сомнение может быть поставлена существовавшая ранее гипотеза об электро-
магнитных каналах ЭСВ. Можно предполагать наличие како- го-то другого,
например, психофизического канала, природа которого не ясна.


Вместе с тем сфера
паранормального знания имеет особенности, которые противоречат сугубо научному
подходу:


• во-первых, результаты
парапсихических исследований и экс- периментов, как правило, не воспроизводимы
повторно;


• во-вторых, их невозможно
предсказать и прогнозировать.

Современный философ науки К.Поппер достаточно высоко це- нил псевдонауку, отмечая, что наука может ошибаться, а псевдонаука «может случайно натолкнуться на истину». У него есть и другой зна- чимый вывод: если некоторая теория оказывается ненаучной — это не значит, что она не важна.

Нет комментариев  

Вам необходимо зайти или зарегистрироваться для комментирования