Вестник древней истории » Обсуждения

к.т.н.

Bookmark and Share




Гимны Ариев

Авг 1, 2010 | 11:08
Сигачёв А.А.   Гимны Ариев в «Махабхарате»
 
Sigachev A.A.  Hymn Ariev in «Machabcharate»
 
Аннотация: В статье даётся анализ  литературно-поэтического эпоса древних Ариев «Махабхараты», части Шримад Бхагаватам. Описана история и фольклор древних Ариев. Материалы взяты  с оригинальных санскритских текстов Бхагаватам с русской транслитерацией и пословным переводом. Автор старался строго придерживаться поэтики шлок текстов Бхагаватам и сохранить в возможной полноте смысловую основу произведения и фольклорную составляющую древнего эпоса.
 
The summary: In article the analysis of the literary-poetic epos ancient Ariev of «Mahabharata», a part of Shrimad Bhagavatam is given. The history and folklore ancient Ariev is described. Materials are taken from original Sanskrit texts of Bhagavatam with Russian transliteration and word-by-word transfer. The author tried to adhere strictly to poetics shlok texts of Bhagavatam and to keep in possible completeness a semantic basis of product and a folklore component of the ancient epos.
Ключевыеслова:  Арии,«Махабхарата», «ШримадБхагаватам», «Бхагавад-Гита», Веды, «Рамаяна», СвященныеПисания, Ригведы, Кришна, эпос, шлоки, Пураны,  Деванагари, Индоарии, Пандавы, Кауравы, Арджуна, ЦарицаКунти, царьЮдхиштхира, Бхарата
Keywords: Arias, «Mahabharata», «Shrimad Bhagavatam», «Bhagavad-Gita», Vedy, «Ramajana», the Scriptuses, Rigvedy, Krishna, the epos, shloka, Purany, Devanagari, Indoarii, Pandavy, Kauravy, Ardzhuna, Tsarina Kunti, tsar Judhishthira, Bharata.

 
Ведическое наследие Ариев
  Время хранит лишь вечные ценности, такие как Священные Писания, в которых сосредоточена высшая мудрость, духовный опыт человечества. Ведические Писания арийской цивилизации являются изначальными, все остальные цивилизации возникли на её основе.
   Древние арийские Веды (ведать, знать, — знания) и ведические гимны способны заворожить воображение, хоть и сложны для понимания.
«Видя только два шага того,
Кто выглядит, как Солнце, -
Мечется смертный.
На Него третий никто
Не отважится (взглянуть),
Даже крылатые птицы в полёте». [1]
    С этим гимном Ригведы, словно перекликается гимн-мантра из Упанишад — «О мой Господь!.. Пожалуйста, удали сияние Своих ослепительных трансцендентных лучей, чтобы я смог увидеть Твою, исполненную блаженства форму. Ты – вечная Верховная Личность Бога, подобная Солнцу, как и я». [2]
    К четырём частям изначального источника знания [Вед] впоследствии были добавлены исторические факты и подлинные события арийской цивилизации Пураны, которые назывались энциклопедией ведической культуры, именовались пятой Ведой.
    Арийские мудрецы предвидели, что со временем разум рода человеческого ослабнет для понимания высоких истин Вед, поэтому решили изложить  те же истины, но более понятным языком эпической поэзии. Так возникли великие эпические произведения, шедевры поэзии «Махабхарата» и «Рамаяна».
    Сокровища ведической мудрости сохранились до наших дней, но мы слишком мало знаем о них, хотя Веды и Пураны – величайшее наше наследство. Ведическая литература до сих пор подвергается у нас осмеянию, унижению и оскорблению. Много причин обуславливают это негативное отношение к нашему наследию, к сокровищам Вед. С этим следует основательно разобраться.
    Английские колонизаторы земель древней Арии, миссионеры католицизма всячески пытались насадить в Индии христианство, при этом не гнушались никакими средствами, чтобы унизить веру и святыни. Веды, гимны Пуран и  Ригведы объявляли сказками для глупцов, героев древнейших эпических поэм «Махабхараты» и «Рамаяны» называли безнравственными, а религию древних Ариев объявляли злостным, поганым язычеством. Грешили этими нечистыми приёмами и учёные индологи: с самого начала своего исследования преследовались намеченные цели: ниспровергнуть древнеиндийских (Арийских) богов, осмеять и опозорить Веды, а верующим навесить ярлык злостных, поганых язычников. В условиях колониальной системы в Индии сила была на стороне английских наместников и их апологетов, и этим преимуществом в силе не брезговали пользоваться в поисках Истины. Веды датировались в рамках библейского летоисчисления.  Английские учёные индологи не могли допустить мысли, что Священные Писания древних Ариев старше христианства. Английский учёный Джон Бентли писал: «Пытаясь поддерживать древность индуистских книг, тем самым поддерживает и все эти отвратительные оскорбления и обман, что содержится в них, оправдывая их той самой древностью… Теми же средствами, он пытается ниспровергнуть Моисеево летоисчисление и подорвать самые основы нашей религии, ибо, если мы поверим в древность индуистских книг, как он предлагает нам, Моисеево летоисчисление окажется басней, выдумкой». [3]
    Но время всё ставит на свои места. Владение Британской империи в Индии смыто неумолимыми волнами времени. Наступили иные времена, когда люди начинают прозревать и смелее брать из рук мошенников и жонглёров, своё законно причитающееся духовное наследство – древнеарийскую ведическую мудрость. В Ведах сказано, что невозможно грубой силой овладевать знанием. Знание само должно раскрыться  в наших сердцах, если мы подойдём к нему не как потребители или захватчики, а как смиренные просители Истины.
    В наше новое время наука уже не столь наивна, чтобы подходить к древнейшей истории Вед с библейскими мерками. Археологические данные, которые ныне в большей чести, сообщают нам множество интересных фактических свидетельств о том, что Веды и Пураны, отнюдь не сказки и басни, как пророчили господа миссионеры из Британии. Так, например, учёным удалось отыскать археологические свидетельства, подтверждающие достоверность всего, что сказано в древне-эпической поэме «Махабхарате». Научные факты оказались сильнее заговорщиков и древние Веды и «Махабхарата» предстают перед лицом всего образованного мира во всём своём величии и великолепии.  Многие тысячелетия загадка арийской цивилизации привлекала умы выдающихся мыслителей человечества. Многим народам мира лестно было примерять на себя прекрасные одеяния арийцев, но все они заканчивались неудачей; возвышенные духовные ценности арийцев невозможно надевать и снимать, как простое платье. Арийская мудрость гласит: «Одно дело привести слона на водопой, но совсем другое дело – заставить слона пить эту воду».   
   В данном научно-литературном обзоре автор отдаёт предпочтение литературно-художественным и духовным ценностям арийской цивилизации перед ценностями историческими. «История человечества состоит из череды несправедливых обществ. Над массами людей властвовали жестокие цари, лживые религиозные деятели, жадные торговцы и, не имеющие квалификации, рабочие. Одни заменяли других. История человечества похожа на ковёр, сотканный из людского страдания, основной цвет которого – красный. Цвет человеческой крови». [4]
«Язык ДЕВАНАГАРИ самый древний язык на земле. В золотую пору человечества все люди говорили на одном языке ДЕВАНАГАРИ, который являлся первоначальной слоговой системой письма ИНДОАРИЕВ, трансформировавшейся в санскритский язык.
Сходство санскритского языка со славянским языком  поразительно, особенно с восточнославянскими языками – по основному лексическому фонду, грамматическому строю, роли формантов и множеству других частностей. Момент соединения языка ДЕВАНАГАРИ с праславянским языком  ИНДОАРИЕВ ярко и образно отмечен в древнерусской былине «Волх Всеславьевич»» [5] (отрывок):
Втапоры Волх он догадлив был:
    Он со всею дружиною хоробрую
Что ко славному царству Индийскому
Тут же с ними и во поход пошел!
Как всем молодцам Волх приказ отдает:
«Гой еси вы, дружина хоробрая!
Вы ходите по царству по Индийскому,
……………………………………….
А оставьте вы только по выбору,
Что не много не мало – семь тысяч,
Семь тысяч душечек красных девиц!..»
……………………………………….
А и сам Волх во палаты пошел,
Что во палаты во царские,
Ко тому царю ко индийскому;
……………………………………….
А тут Волх сам царем стал,
Взял он замуж царицу Азвяковну,
Молоду Елену Александровну;
А и та его дружинушка хоробрая
Как на тех девицах переженилася –
А и стали-то они люди посадские. 
  «Как и русский язык, так и язык ИНДОАРИЕВ — санскрит, обладают исключительным богатством, гибкостью согласных звуков, как изобразительное средство звукового строения слов, что лишь в малой степени свойственно другим языкам. Инструментовки и звуковое строение санскритской и русской фразы могут существенно отличаться от инструментовки и звукового строения составляющих ее слов, взятых в отдельности. Такие свойства языка создают очень мощное и своеобразное средство художественного выражения, почти не передаваемое в переводе. Это очень важное своеобразие, свойственно как для поэтики русских стихов, так и санскритских поэтических шлок ИНДОАРИЕВ.
Подобно русской поэтике, в санскритской поэзии большая роль принадлежит внутренним рифмам, ассоциациям и аллитерациям, как средствам художественного выражения. Эти поэтические приёмы использовались и в эпической поэзии широко, тонко и продуманно. Остается только удивляться, какой русской современностью дышит санскритская поэзия. В таких эпических памятниках, как «Сказание о Раме» чеканных по форме и совершенных по языку встречаются всевозможные виды аллитераций, внутренние рифмы. Богатства их кажутся неисчерпаемыми, «Мотив Лакшманы» — на Ш, иногда – на Л, с разнообразной инструментовкой, и различными вариациями аллитераций (этим приёмом широко пользовались русские поэты А.С.Пушкин, В.В.Маяковский, В.Я.Брюсов и другие). [6] Стоит особо отметить практически полное совпадение песен из «Звёздной Книги Коляды» (Древнерусские Веды) [7] с Гимнами и шлоками Древневедических Священных Писаний «Шримад Бхагаватам»: Песни о сотворении Мира, об Индре, о Раде и Крышне, О ведьме Путане, о Майе и других.
Неподвластная времени мудрость Индии нашла своё выражение в Ведах – древних санскритских текстах, охватывающих все области человеческого знания. Сущность Вед первоначальна была изложена в афоризмах, известных как «Веданта-сутры». «Шримад Бхагаватам» («Бхагавата-пурана») – это комментарий к «Веданта-сутрам» и признан «зрелым плодом древа ведической         литературы», является наиболее полным и авторитетным изложением ведического знания. Многие мудрецы древности сравнивали Бхагаватам с леденцом, в котором каждый кусочек одинаково сладок. Так что вкусить сладость «Бхагаватам» можно, начав чтение с любого тома этого несравненного Писания. Однако серьёзному читателю издавна рекомендовано после такой «дегустации» вернуться к Первой песне и изучать «Бхагаватам последовательно, песнь за песнею.
«Произведение «Бхагаватам» ценно во многих отношениях. Для тех, кто интересуется истоками древней индийской цивилизации, он представляет обширную и подробную информацию практически обо всех её аспектах. Изучающим сравнительную философию и религию «Бхагаватам» даст возможность глубоко вникнуть в суть духовного наследия Индии. Социологи и антропологи найдут в нём примеры практического приложения принципов мирного и научно-организованного ведического общества, основу единства которого составило высокоразвитое духовное мировоззрение. Изучающие литературу, откроют для себя величественный поэтический шедевр. Те, кто изучает психологию, обнаружит в «Бхагаватам» новый взгляд на природу сознания, поведение человека и философское понимание личности. Тем, кто занят духовными поисками, «Бхагаватам» представляет несложное практическое руководство к достижению высшей степени самопознания и осознания Абсолютной Истины». [8] 
Особое место в арийской литературе занимает эпос, на основе устных сказаний и легенд — «Махабхарата» (санскр. – «Сказание о великих Бхарата»). Его истоки восходят ко второй половине второго тысячелетия до н.э. В основе повествования — борьба двух родов за царствование столицей Хастинапур (ныне Дели). Махабхарата состоит из 18 книг в виде сказаний фольклорного характера.
«Махабхарата» -  богатый источник сюжетов и образов, получивших дальнейшее развитие в литературах народов Индии, Индонезии, Бирмы, Камбоджи, Таиланда, Шри-Ланки, народов Тибета и Монголии.
В Европе «Махабхарата» стала известна с конца 18 века, когда на английском, немецком и русском языках появились переводы «Бхагавад-Гиты».
Данное научно-литературное исследование представляет собой краткое   литературно-поэтическое обозрение Шримад Бхагаватам. Материалы взяты  с оригинальных санскритских текстов Бхагаватам с русской транслитерацией и пословным переводом. Автор старался строго придерживаться поэтики шлок текстов Бхагаватам и сохранить в возможной полноте смысловую основу произведения и фольклор.
«Бхагавата-пурана сияет, словно Солнце… Эта пурана несёт свет людям, утратившим способность видеть в непроглядной тьме невежества века Кали».[9]   
 
«МАХАБХАРАТА» — ФРАГМЕНТЫ
Литературный перевод с санскрита поэтических шлок «Махабхараты» (в сокращении).
 
1. ПЕСНЯ – ПОЭМА О БХАРАТЕ
 
Некогда правил землей царь Душьянта;
Был наделён красотою и силой,
Редким умом, добротой и геройством;
Был он надежной опорой закона…
Царь на охоте в лесу заблудился,
И очутился он в роще цветущей:
Пчёлы жужжали и певчие птицы
Были на редкость там сладкоголосы,
У водоёмов паслись антилопы;
Тут же прогуливались обезьяны…
Мирному отдыху все предавались:
Тигры, пантеры, слоны, леопарды…
У водоема царь хижину встретил,
Жил в ней отшельник, с ним  — дочь Шакунтала,
Что красотою своей затмевала
Звездочки в небе, Луну, даже Солнце…
 
Видимо, небу так было угодно,
Ставши женою царя, Шакунтала
Сына Душьянте она подарила,
Именем Бхараты был наречен он…
Бхараты род был заложен великий –
Мудрых царей и бесстрашных героев.
Люди слагали им славные песни,
Им воспевали величье и славу!..
 
2. ПЕСНЯ – ПОЭМА О КУРУ
 
В этом великом роду  царь Шантану
По справедливости правил землею.
Был весь народ его подданный счастлив:
В мире он жил и в любви, и в достатке.
Встретил Шантану красавицу Гангу,
Та, подарив ему славного сына
Куру, сама же – в реке растворилась.
Сын этот вовсе слепой от рожденья,
Именем был наречён Дхритараштра.
Долго Шантану царь был неутешен…
И, нарушая закон о наследстве,
Выбрал царем сына младшего Панду. 
 
3. ПЕСНЯ – ПОЭМА О ПАНДУ
 
Долго страной управлял славный Панду,
Правил он мудро и был справедлив он,
Счастлив с женой добродетельной Кунти,
Та пятерых сыновей подарила,
Бхараты славу весьма преумножив.
Старший по имени был Юдхиштхира –
Мужество с мудростью в нем сочеталось,
Братьям он был образцом и опорой.
Имя второго из них – Бхимасена,
В мощи слону боевому подобен,
Третьего сына назвали Арджуной,
Что означает: ярчайший и светлый,
Был он искусен в речах, в совершенстве
Ловко владел боевым он оружьем.
Братья же Накула и Сахадева –
Два близнеца и лицом и делами,
Мыслями даже во всем были схожи,
Были выносливы, ловки и смелы;
В схватке – на львов они были похожи…
Пандавы — братья любили друг друга,
Были всегда и везде неразлучны.
 
 
4. ПЕСНЯ – ПОЭМА О КАУРАВАХ
 
У Дхритараштры с женойю Гандхари
Сто сыновей было. Именем деда
Их Кауравами все называли.
Пандавы и Кауравы все вместе
С детства росли и всему обучались
Под наблюденьем  мудрейшего Бхишмы,
Он был им прадед, наставник, учитель…
Пандавы быстро во всём преуспели
Но Кауравам давались труднее
Эти ученья различным наукам.
Так и при жизни славнейшего Панду,
Так же все было и после кончины.   
И на престол в славном Хастинапуре
Тут же взошел царь слепой Дхритараштра.
Старший из братьев своих Кауравов
Звался Дурьодхана, воин дурной был,
В мыслях — коварный, подлый душою.
Он невзлюбил своих братьев Пандавов.
Зависть, как змей его в сердце кусала:
Блеск их и слава, их ум и отвага –
В сердце его одержали победу.
Стали преследовать мысли повсюду:
Как погубить нелюбимых Пандавов?..
 
5. ПЕСНЯ – ПОЭМА О КОВАРСТВЕ ДУРЬОДХАНЫ
 
Как-то однажды пришел к Дхритараштре
Сын Дурьодхана с коварною думой.
Змеем Дурьодхана в душу вползает,
Хитростью сети сплетает и лестью:
— Не понимаешь ты разве, отец мой,-
Пандавы жаждут желанья престола…
Был бы не слеп ты, твой брат младший Панду
Был бы не вправе всей Бхаратой править.
Дети теперь его к трону стремятся:
Спят и во сне видят право наследства…
Разве ты слеп, мой отец и душою –
Дважды на грабли свои наступаешь…
Кто тебе ближе, роднее – Пандавы,
Иль Кауравы? Твое ведь мы семя…
Кто тебе в старости будет опорой:
Пандавы или же мы, Кауравы?
Речью, смущая отца Дурьодхана
Уговорил его вскоре отправить
Пандавов всех в Ванаравату скопом,
Будто на праздник… и там их оставить,
Не подпускать даже близко к столице,-
К вечному городу Хастинапуру…
Зла в этом нет, лишь одна добродетель:
Счастливы Пандавы будут и мирны…
Дети твои станут править в столице,
Внуки и правнуки станут нас славить!..
Но не сказал лишь о том Дурьодхана,
Что погубить всех Пандавов замыслил:
Заживо сжечь во дворце деревянном…
 
 
6. ПЕСНЯ — ПОЭМА О ПРАЗДНИКЕ В ВАРАНАВАТЕ
 
Все в один голос твердили в столице,
Что в Варанавате праздник прекрасный
Скоро откроется, великолепьем
Может затмить он все праздники в мире.
Чистые сердцем Пандавы не знали,
Не было в мыслях о том вероломстве,
Чтобы в кострище, лишь ради корысти
Братья родные живьем их спалили…
И с Кауравами чинно простившись,
Тронулись в путь. С ними мать их, царица
Достопочтимая мудрая Кунти…
И горожане с почетом и честью
Их провожали, собравшись все вместе.
Мудрый Видура, советник Пандавов
Предостерёг, дав совет Юдхиштхире,
Так говорил, на беду намекая:
— Умного — умный поймёт с полуслова,
Легче отыщет дорогу к спасенью
И не грешно вспоминать дикобраза,
Что от огня под землей норы роет,
И не страшна ему вовсе уж будет
Месяца темная вся половина.
 
Прибыв на праздник, сказал Юдхиштхира:
Самое первое следует сделать –
Ход из дворца надо вырыть подземный,
Только потом станем праздновать праздник!..
Ночи и дни напролет землекопы
Ход из дворца прорывали подземный…
 
В наитемнейшие месяца ночи,
Выбрали ту, что темней не бывает
Слуги Дурьодханы так постарались,-
Вспыхнул дворец сразу весь, словно факел,
Но ожидая пожара Пандавы
Вышли из пекла по тайному ходу,
В лес уходили, шли долго и быстро
Без передышек и без остановок.
Мать же царицу, уставшую Кунти,
Попеременно несли в чащу леса…
 
А в Варанавате все люди – в печали,
В скорби безмерной все дни пребывали,
Сказано ж: горьким бывает то горе,
Если живые сгорают в пожаре,
Пусть даже нет у них вовсе достоинств,
Что ж говорить, если гибнут герои
 
Славные силой своей и отвагой,
Чести хранители, веры и правды?
Слезы тогда ту людей не иссякнут,
Горе их будет безмерным и долгим…
 
7. ПЕСНЯ – ПОЭМА О СКИТАНИЯХ ПАНДАВОВ
 
Долго Пандавы ломились сквозь джунгли,
Царские их изодрались одежды
И, создавая одежды из лыка,
Стали отшельникам с виду подобны.
Долго ли, коротко ль в джунглях плутали,
Встретили вдруг небольшое селенье,
Стали в нем жить, положившись на случай…
 
Время пришло, и представился случай:
Сам царь Панчалы открыл состязанье,
Где победителю дочь Драупади
Он обещал выдать в жены в награду!..
 
И попытать своё счастье решили
Братья, отправившись вместе в Панчалу:
— Будет победа, невеста женою
Станет нам. Царь же нам будет – союзник…
 
 
8. ПЕСНЯ – ПОЭМА О СОСТЯЗАНИИ ЖЕНИХОВ
 
Чем было ближе к столице Панчалы,
Гуще толпа устремилась туда же…
Все женихи — в золотых колесницах,
Кто на слонах — в дорогих паланкинах,
Все женихи восхищенья достойны,
Но на Пандавов никто и не взглянет,
Что по дороге шли в скромных одеждах.
Кто-нибудь разве же мог догадаться,
Что и они к состязанью стремятся?
Виден ли жемчуг в ракушке сокрытый?
Виден ли пестик в бутоне закрытом?
 
 
Так незаметно шли они долго,
Вот и столица подобно чертогам
Царства небесного Господа Бога:
Благоухают сады и сверкают
Великолепьем дворцы и фонтаны…
 
Щедро гостей во дворце угощали.
Гости с дороги три дня отдыхали.
А на четвертый – с началом рассвета
О состязанье читали поэты
Громко стихи им певцы повторяли,
О состязанье спектакль разыграли
И, словно волны под солнцем сверкая,
Толпы шумели, восторг не скрывая,
Как на подмост поднималась стыдливо
Чья красота, даже солнце затмила,
К цепи достоинств своих приковала
Всех Драупади – от старых до малых…
И не смолкало толпы ликованье,
А между тем, началось состязанье…
 
Лук был большой и натянутый туго,
Цель высоко была поднята в небо…
К луку избранники разной походкой
Все подходили… одни – осторожно,
Тиграм подобны, идущим к добыче,
Тот, словно слон с величавой походкой,
Этот — срывался, как бык разъяренный…
Лук, как в насмешку людскому собранью,
То — вырывался из рук, то — поранит,
А у иного – не тронется с места,
Словно земля держит лук на запоре…
 
Из Кауравов всех на состязанье
Вышел Дурьодхана и словно на смех
Его стрела так и не полетела,
На тетиве, как мочало висела
И возле ног, как лягушка присела…
А Дурьодхана наш сел под навесом
Голову низенько, низко повесил…
 
— Что, неужели из всех, кто собрался,
Нет здесь героя? – народ волновался…
В этот момент из толпы очень шумной,
Вышел герой наш – прекрасный Арджуна,
Вышел спокойно, собой не гордился,
Только в почтенье царю поклонился…
Неторопливо взошел на помост он.
Тут зашумели все званные гости:
— Кто этот дерзкий такой оборванец?
Как он посмел выйти на состязанье?  
В пору ему собирать подаянье.
Разве достойный он в нашем собранье?
 
Только Арджуна их словно не слышит,
Вопли и склоки его не колышут.
И, тетиву без труда натянув, он
Цель поразил пятью стрелами к ряду.
Нет ликованью народа предела,
Слава Арджуны, как птица летела,
И Драупади гирляндой победы
Лично украсила плечи героя!..
 
9. ПЕСНЯ – ПОЭМА О ВОЗВРАЩЕНИИ ПАНДАВОВ
 
Если мудр ты в одном, значит мудрый — во многом,
К Истине – в сердце начало дороги.
Древний закон не нарушил Арджуна:
Младший в рождении в брак не вступает,
Прежде, чем старший не женится брат твой…
Так рассудивши, он принял решенье:
Пусть Юдхиштхире невестою станет,
Словно небесный цветок – Драупади.
 
 
Весть о женитьбе весь свет облетела
И донеслась до ушей Дхритараштры,
Тронув слепого царя Кауравов:
-Сколь необычны судьбы перемены,-
Думал он,- сколь они многообразны!..
Мы всех Пандавов считали за мёртвых,
Заживо будто в пожаре сгоревших,
Живы они, как ни в чем не бывало,
Женятся, слышу, на славных царевнах,
Надо скорей возвратить им полцарства –
Принадлежит ведь Пандавам по праву.
Бога гневить я уж больше не стану,
Пусть же скорее вернуться Пандавы.
Пусть Индрапрастха им станет столицей!..
 
 
Так возвратились герои Пандавы 
В земли отцов своих – доблестных предков,
И благороднейший стал Юдхиштхира
Царствовать мудро в своей Индрапрастхе!..
А Драупади ему подарила
Пять сыновей, землю преумножая
Славою, роскошью и красотою…
Люди о них свои песни слагали!..
 
10. ПЕСНЯ ПОЭМА О ЖЕНИТЬБЕ АРДЖУНЫ
 
Были два друга: Арджуна и Кришна;
Были два воина: Кришна с Арджуной…
Дважды героев таких не рождает
Наша Земля и друзей нет подобных.
Кроме того, полюбилась Арджуне –
Кришны сестра, всех достоинств которой
Не перечесть. Её звали Субхадрой…
 
Ждать, да ухаживать,- не для героя,
Ждать – разве дело для воинской славы?
Вот и решил он похитить Субхадру,
Кришна по дружбе помог ему в этом:
Дал он Арджуне коней с колесницей…
Вот на глазах удивленной охраны,
Ловко Субхадру Арджуна похитил
И укатил в золотой колеснице
С нею в столичный дворец Индрапрастхи
 
Жизнь молодых стала столь же прекрасной,
Как превосходны лесные озера!..
 
11. ПЕСНЯ – ПОЭМА ОБ ИМПЕРАТОРЕ МИРА ЮДХИШТХИРЕ
 
Слава о царстве Пандавов гремела,
И по земле разносилась, как песня,
Не было царства на свете чудесней,
Не было воинов более смелых.
В царствах иных беззаконья и войны,
Старцы бездомные и бесприютные,
Дети скитаются полуголодные,
Жены неряшливые и распутные…
Час наступил, чтобы в царство единое
Слились народы, а все беззакония,
Сами собой все уйдут — до единого,
После падения многопрестольного.
И собрались во дворце Юдхиштхиры
Разом владыки всех стран и народов
И возложили к подножию трона
Дружно венца свои – символ признания.
Так императором целого мира
Стал Юдхиштхира мудрейший из мудрых,
И прекратились все в мире раздоры,
И вся планета наполнилась счастьем!..
 
12. ПЕСНЯ – ПОЭМА О НОВОМ ЗАГОВОРЕ КАУРАВОВ
 
Вынести славы Пандавов не в силах,-
Стал Дурьодхана бледнее вершины
Самой высокой горы в Гималаях…
Стал умолять он отца Дхритараштру
В Хастинапур пригласить Юдхиштхиру:
— Наш Шакуни – величайший мошенник
В кости его, без труда обыграет,
Этим, лишив его царского сана,
Станет рабом он у нас, Кауравов
И все цари от него отвернуться…
Пусть Шакуни Юдхиштхиру проучит,
Если ж не так, то готов умереть я…
 
Речь Дурьодханы хитра и коварна,
Мысли плетет, как рыбак свои сети,
Наверняка знал: отец не откажет,
Если свой сын сам себе смерть закажет…
И согласился тогда Дхритараштра:
— Пусть будет так, сын, как ты пожелаешь…
И поскакали гонцы по дорогам –
Вести разносят по белому свету,
Что благороднейший царь Юдхиштхира
Скоро играть с Шакуни станет в кости,-
Милости просим гостей званных в гости,
В Хастинапур во дворец Дхритараштры…
 
А Юдхишдхира задумался крепко:
Сердцем почувствовал – это ловушка…
Но император не мог отказаться
От состязаний. И после раздумий
Всё ж он взошел на свою колесницу
И во дворец Дхритараштры поехал…
 
13. ПЕСНЯ – ПОЭМА ОБ ИГРЕ В КОСТИ
 
Все проиграл Шакуни Юдхиштхира:
Шлем золотой в жемчугах и алмазах,
Много и много сокровищ несметных
И колесницу, как Солнце блиставшую,
Чудный дворец и могучую армию,
Царство своё, своих братьев возлюбленных
И Драупади свою ненаглядную,
А в довершенье азартного пыла
И сам себя проиграл Юдхиштхира!..
Все Шакуни проиграл император –
На кон и жизнь свою ставил в азарте!..
 
Полную чашу позора испили
И униженья Пандавы. В изгнанье
Были отправлены и Драупади,
И досточтимая славная Кунти,
Только Субхадру Арджуна оставил
На попеченье у славного Кришны.
 
И, миновав городские ворота,
В лес уходили в изгнанье Пандавы…
Полных тринадцать в изгнинии лет
Им суждено провести в наказанье.
 
14. ПЕСНЯ – ПОЭМА О ЖИЗНИ ПАНДДАВОВ В ЛЕСУ
 
В зарослях джунглей шипенье змеиное,
Тигров рычание, рёвы слоновьи…
Жутко в лесу несказанно…Пандавы
К Солнцу с молитвой такой обратились:
— Око Вселенной ты, солнышко ясное,
Жизни подательница и веселия,
Мракогубительница милосердная,
Ты выпиваешь моря с океанами,
Чтоб оросить Землю тепленьким дождичком.
Ты все живое питаешь, лучистое,
Так поддержи, обогрей и утеши нас…
 
Солнце спустилось на землю лучистое,
Медный сосуд подарило изгнанникам,
Полное — яствами. До насыщения
Можно питаться, яства при этом
Не убывают. Он наполняется вновь – по желанию:
— Вот вам мой дар за молитвы горячие,-
Солнце сказало им всем на прощание
И поднялось снова на небо синее,
Ярко сверкая лучами лучистыми!..
 
И на поляне у речки бурливой
Дни коротали Пандавы в изгнанье…
Мудрый отшельник сказал им однажды:
— Если достигнуть вершин Гималаев,
То овладеешь волшебным оружьем,
Что принесёт непременно победу!..
 
Был удостоен отважный Арджуна
В доблести, в силе предстать и отваге
Перед лицом всемогущего Шивы
И получить грозовое оружье,
То, что сжигает огнем все живое
По всей земле при скончании века…
 
15. ПЕСНЬ – ПОЭМА ОБ ОКОНЧАНИИ СРОКА ИЗГНАНЬЯ ПАНДАВОВ
 
По истечении срока изгнанья,
Братья надменные их – Кауравы
Не собирались сдержать обещаний:
Не пожелали вернуть Юдхиштхире —
Всё, чем бесчестно они завладели -
Царство, былое величье и славу:
— Не возвратим вам земли даже столько,
Где бы смогли, хоть иголку воткнуть вы,-
Так заявил Дурьодхана Пандавам –
Будете вечно скитаться в изгнанье!..
Так что война стала, как неизбежность…
И даже Кришны совет беспристрастный
К благоразумью и доброму миру –
Не урезонил дурных Кауравов
От вероломного их намеренья…
 
Пандавы все, совершив омовенье,
В царственные облачились наряды,
Мир, известив о великом собранье,
В царском дворце царя-друга Вирата.
Он согласился помочь вернуть царство
Пандавам и, признавая царем Юдхиштхиру, —
Мир известил о великом собранье.
И все владыки земли на собранье
Единодушно приняли решенье:
— Пандавы, выполнив долг благородства,
Право имеют вернуть царство силой!..
 
16. ПЕСНЯ – ПОЭМА  «ПЕРЕД БИТВОЙ»
 
Стали две армии друг против друга,
Словно бурлящие два океана,
Разъединённые узкой полоской -
На бранном поле большом Курукшетре.
 
Ночь миновала. С началом рассвета
Кришна с Арджуной взошли в колесницу
И, как в коротком мгновении ока –
Стали между двух враждующих ратей,
Так, чтоб Арджуна мог видеть два войска,
Что переполнены жаждою битвы…
 
Видел Арджуна во вражеском стане
Бхишму, который учил его с детства
Многим секретам владенья оружьем,
Там же он видел наставника Дрону,
Братьев двоюродных, дядю родного
Шалью, что ныне уж стал полководцем -
Военоначальником у Кауравов…
Сжалось от страшных, ужасных предчувствий
Даже бесстрашное сердце Арджуны:
— Да неужели уж так неизбежно
Братоубийство и кровопролитье?..
Не пожелал бы такой я победы,
Купленной кровью родных мне и близких.
Царство – во зло, коль пропитано кровью
Близких людей… Я сражаться не стану…
Лучше уж пусть я умру беззащитный,
Чем истреблять мне своих кровных братьев!..
И, обратившись за помощью к Кришне,
Он попросил, как у друга совета:
— Кришна, скажи мне, как друг, посоветуй,
В чем нынче долг мой? Не знаю, что делать…
Ум помутился от скорби и горя…
 
Кришна, украшенный знаньем ответил:
— Нет ничего выше битвы за правду,
Выше сражения за справедливость,
Выполни с честью свой долг, друг Арджуна;
Лучше погибнуть в сраженье героем,
Нежели трусом тебя посчитают.
Мысль нерешительного человека
Многоветвиста, отнюдь – не разумна.
Выполни долг свой, мой друг, без сомненья,
Без колебаний, как истинный воин!..
 
17. ПЕСНЯ – ПОЭМА О НАЧАЛЕ БИТВЫ
 
Солнце взошло и с восходом Светила
Вмиг расцвело утро над Курукшетрой.
Слышались раковины боевые
И боевые гремят барабаны,
Кони заржали, слоны затрубили,
С грохотом мчались вперед колесницы,
Мир огласился весь звоном оружья.
Тучами стрелы затмили все Солнце,
Звонко мечи ударялись с размаху –
Бились о шлемы, щиты и доспехи.
Пеших – слоны беспощадно топтали,
Конных – клыками на землю кидали,
Лишь с наступлением тьмы прекращалась
Битва кровавая, чтобы на утро
Вновь разгореться ей с новою силой.
Солнце всходило и снова садилось,
Не было видно конца этой битвы.
Раненых стоны, победные крики,
По всей земле, словно громы носились.
Реки от крови багровыми стали.
С новою силою битва пылала,
Жизни людей вновь и вновь пожирала,
Как пожираются травы сухие
Пламенем жара пожарищ нещадно…
 
18. ПЕСНЯ – ПОЭМА ОБ ОКОНЧАНИИ БИТВЫ
 
Битва закончена. Воин последний
Из Кауравов живой оставался,
Воин по имени был Ашваттхаман.
В сумраке он незаметно подкрался
Тихо к поверженному Дурьодхане
И со слезами он молвил владыке:
— О, величайший, владел ты всем миром,
И вот один ты в пыли погибаешь,
Лишь в окруженье гиен и шакалов…
Где твое войско? Где все твои братья?
И уж никто не окажет вам почесть
И отомстить за тебя не сумеет…
Знай же, властитель мой, вырву победу
Я у Пандавов – их всех одолею.
Я отомщу за тебя и за войско
Что полегло  в этом страшном сраженье…
 
И, одаренный горячностью воин,
В лагерь Пандавов один устремился,
Где, с наступлением сумерек ночи
Воины – Пандавы сном крепким спали:
Лавры победы им трудно достались
И крепкий сон был им, словно в награду…
 
Здесь и задумал злодей Ашваттхаман:
Воинской чести законы нарушить –
Спящих убить под прикрытием ночи:
— Прочь, колебанья все! Прочь, все сомнения,
Живо за дело кинжал принимайся!..
И без пощады он, без сожаления –
Всех истребил, жажду мести насытив…
Живы остались Пандавы да Кришна –
Не было в лагере их этой ночью…
В знак завершенья злодейской расправы
Сжег Ашваттхаман шатры и навесы
И, к Дурьодхане под утро вернувшись,
Стал на колени и молвил такое:
— Мой властелин, коль душа твоя слышит,
Пусть возликует: враги все убиты…
Всех перебил их одною рукою!..
   
Утром Пандавы, когда вдруг узнали
О беспримерном жестоком злодействе
Долго скорбили. Сказал Юдхиштхира:
— Все мы — воистину судну подобны, 
Что, покорив все моря-океаны
В малой реке потонул в одночасье…
 
19. ПЕСНЯ – ПОЭМА О ЖЕРТВОПРИНОШЕНИИ КОНЯ
 
Мир воцарился в стране Юдхиштхиры,
Царства земли — все слились воедино.
И приносилась великая жертва –
Жертва коня. Все властители мира
В знак подчиненья, склонились у трона
Всемиродержца – царя Юдхиштхиры.
 
Выбран был конь самый лучший на свете,
Весь изукрашен он был в самоцветы.
И поскакал конь – куда пожелает,
Следом за ним шло великое войско,
И все владыки покорно склоняли
Головы, венчанные короной,
Как знак признанья царя Юдхиштхиры.
 
20. ПЕСНЯ – ПОЭМА «ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ»
 
Годы прошли. Вот и к славным Пандавам
Мирные крылья свои простирала
Старость. Решили все братья Пандавы
Царство свое добровольно оставить:
Власть и корону они передали
Внуку Арджуны. Парикшит стал править
С честью, достойно всей Бхаратой славной.
 
Пандавы вместе с Царем Юдхиштхирой
Все вдохновенно ушли в Гималаи,
В эту обитель богов поднебесья.
С ними отправилась в путь Драупади…
Славен был жизненный путь их, но также –
Путь в Гималаи – не менее славен!..
 
 
Заключение.
Читателям представлена литературно-поэтическая версию Шримад Бхагаватам в сокращённом виде. Описана история и фольклор древних Ариев. Материалы взяты  с оригинальных санскритских текстов Бхагаватам с русской транслитерацией и пословным переводом. Автор старался строго придерживаться поэтики шлок текстов Бхагаватам и сохранить в возможной полноте смысловую основу произведения и фольклор.
Представленные научные материалы литературно-поэтического изыскания могут представлять интерес для историков, филологов, научных сотрудников и всех, интересующихся историей зарождения философской мысли, поэтики и фольклора Ариев.
 
_________________________________________
 
Сигачёв Александр Александрович — кандидат технических наук, старший научный сотрудник ЦНИИЧМ им. И. П. Бардина, член Союза писателей России (МГО СП РФ), гл. редактор журнала Фестиваля-конкурса «Юная Росса».
Sigachev Aleksandr Aleksandrovich— Candidate of Science, senior staff scientist of th

Нет комментариев  

Вам необходимо зайти или зарегистрироваться для комментирования