Тамара Житлухина

к.б.н., "отдыхаю от трудов праведных"    /    Россия, город не указан

Коллеги:

Пользователь не указал коллег в данное время
Пенсионный фонд
Пенсионерка

Контактная информация  

Ставрополье г. Изобильный
Я добавила последнюю небольшую главу своих мемуаров. Она интересна тем, что в ней показано, как мне все же удалось выйти в «большую науку». Кроме того, кратко обрисовала перспективы своей дальнейшей деятельности. Центрально-Лесной заповедник Завершая свое пребывание в Сохондинском заповеднике, я написала заявление об отпуске с последующим увольнением, а затем не спеша стала собираться в дорогу. Уложив вещи, наняла машину и, погрузив в нее свой скарб, выехала в Читу. Прибыв на грузовую платформу, с ужасом узнала, что контейнеров по каким-то причинам на данный момент нет. Что делать! Квартиру свою я сдала, вещи мои шофер обратно везти уже не мог, так как должен был взять другой груз. Оставалось только выгрузить меня и оставить у дороги. Я бросилась к администратору. Слава Богу, в мое положение вошли и из каких-то запасников все же дали контейнер, в который мы с шофером перенесли вещи. Это стоило мне немалых нервов. Но что делать, ведь мы в России. Я приехала в сельцо Федоровское, где жили работники Центрально-Лесного заповедника, в конце декабря. С двумя чемоданами утопая в снегу, притащилась к дому заместителя директора по науке Евгению Савичу Шапошникову. Хотя я давала телеграмму о своем приезде в надежде, что меня все же встретят, но, увы. Пришлось добираться самой, выспрашивая дорогу и таща немалый груз. Меня оформили старшим научным сотрудником и поселили временно в гостинице, так как изба, которую мне собирались предоставить, была в запустении, и ей срочно делали косметический ремонт – всего-то поклеили обои и то спустя рукава. Так началась работа в этом последнем для меня заповеднике. Первое впечатление от местных жителей было не самым лестным. Меня удивляла какая-то их приниженность, желание угодить, и в то же время, не прочь подержать камешек за пазухой. За тридцать без малого лет проживания в Сибири, я не только привыкла к другим отношениям, прямым и более жестким, но и сама «осибирячилась». В чем это конкретно заключалось? За ответом лучше всего обратиться к книге А. Бушкова «Сибирь и сибиряки или русские конкистадоры. Ниже постараюсь кратко объяснить свои впечатления словами и примерами из данной книги. «Не обижай сибиряка, ведь у него в кармане нож, и он на русского похож, как барс похож на барсука»… – это строки какого-то поэта позапрошлого столетия. Соглашусь, что барс и барсук – поэтическое преувеличение, но различие между сибирским и русским характерами очень заметно. Как пишет Бушков, с начала освоения Сибири все пришлое население уклад свой устраивало по принципу: до Бога высоко, до царя далеко, и жило не по закону, а по понятиям: «В России роль узды играл не только сильный государственный аппарат, но и власть помещиков, а вот в Сибири крепостного права не знали никогда, а власть, если где и имелась, то была очень слаба. Все это и привело к тому, что достаточно быстро выработался сибирский характер: дерзкий, вольнолюбивый. Тогда не спешили ломать шапку перед любыми властями». Я бы добавила еще, что в Сибирь шли люди предприимчивые и готовые на риск (если по своей воле). Если не по своей, а «под звон кандальный», то все равно каким-то манером не вписавшиеся в законопослушную массу. Бушков приводит исторически достоверный пример, как один губернатор, переведенный из России в Енисейскую губернию, отправился в инспекционную поездку. В одном из городов он заговорил с местными жителями, с их точки зрения, непозволительно хамски, как привык в России, типа: «Как стоите, быдло! Шапки снять!». Реакция горожан была моментальной и жесткой: охране хорошо «начистили морду лица», а перед губернатором повертели кулаками и посоветовали «базар фильтровать». Теперь, конечно, времена другие, но в деревнях и поселках, где мне в основном приходилось жить, все же кое-что осталось от прежней вольницы. Помимо этого я и сама в корнях имею кровь северных славян, выходцев из Господина Великого Новгорода, ибо в XII в., как повествует летопись, пришли из земли новгородской в землю вятскую «ушкуйники и злодеи» и основали там племя «ноля» (напомню, что мой родной город – Нолинск). Известно, что Вятская республика, созданная по образцу Новгородской, продержалась на столетие дольше той, и вятичи тоже никогда не знали крепостного права. Поэтому, когда меня начинают принижать, «указывая место», во мне закипает кровь «ушкуйников и злодеев». Татьяна Юрьевна Минаева, похлопотавшая за мое устройство, по-видимому, рассчитывала, что я возьмусь за обработку данных по пробным площадям, которые были заложены еще лет тридцать тому назад. Я начала просматривать эти материалы и скоро поняла, какую трудоемкую, а главное, бесполезную работенку пытаются мне подсунуть. С момента закладки, то есть: обозначения и привязки границ, пересчета и маркировки деревьев, измерения их высоты, толщины и прочих параметров, учета кустарников, травянистого и мохово-лишайникового покровов, весь материал лежал с тех пор нетронутым, хотя данные по учетам должны были повторяться через определенный шаг времени, точно не помню, но не более 10 лет, а по нижним ярусам и того чаще. За тридцать лет пограничные столбы благополучно сгнили, и в настоящий момент большинство пробных площадей, а их всего было более ста, безвозвратно исчезли с лица земли, вернее – с заповедной территории. Обрабатывать же данные по несуществующим уже площадям вовсе не имело смысла. Я, правда, в компьютерной графике пыталась восстановить, хотя бы их конфигурации, но и эта работа по отбивке границ в свое время была проделана весьма небрежно, так что «реанимировать» удалось всего около двадцати участков, да и это оказалось никому не нужно Кроме того, цель закладки площадей заключалась в «выявлении закономерностей временной динамики», что уже пахнуло теми же веяниями, которые, в пору моей работы в Институте географии, господствовали над умами академиков, и просто сотрудников. Но теперь-то я не была дилетантом и понимала, что интерес к подобным исследованиям тоже ушел в прошлое, и никакой серьезной перспективы они не имеют, а заниматься пустой тратой времени была не в состоянии, ни тогда, ни сейчас. Так что, захлопнув полуистлевшие папки с многоцифровыми данными, решила переключиться на более полезные занятия. В этом заповеднике, находящемся между Москвой и Петербургом, то есть между главнейшими научными центрами, проводили исследования в разное время довольно крупные ученые. Из обеих столиц сюда было легко и дешево добираться. Поэтому заповедник имел широкую известность, как объект, на котором изучаются и выявляются все те же закономерности. С перестройкой число заезжих ученых потихоньку сошли на нет, и слава заповедника стала достоянием истории. По инерции или в подражание сотрудники продолжают что-то делать в том же духе, например, проводить фенологические наблюдения, собирать опад на нескольких близлежащих пробных площадях, периодически ловить на них же насекомых и т.д. Но в данный момент в этих «исследованиях» допускаются грубые нарушения методик, что ставит эти работы в ряд вовсе бесполезных. В частности, сборы и наблюдения следовало привязывать к климатическим параметрам на тех же точках, что, во всяком случае при мне, никогда не делалось, а без этого смысл всех этих разрозненных сборов и наблюдений полностью терялся. Заниматься подобным наукообразием, конечно, не в моих правилах: всегда дорожу временем, да и своим именем тоже. Открестившись от такой «науки», поставила перед собой две очень важные задачи: освоить компьютер и «пробить» законы на страницы научных журналов. Как оказалось, с компьютером дело обстояло проще. В заповеднике работал в то время Андрей Добриденев – компьютерный гений местного значения. Он действительно очень талантлив, но вживаться в коллектив ему мешал непростой характер. Будучи москвич, Андрей сбежал сюда, по его словам, от матушки, у которой характер тоже был не сахар. Он и взялся за мое обучение. Надо сказать, подошел к делу весьма ответственно, и вскоре я уже могла с грехом пополам нажимать клавиши. Сам он разрабатывал ГИС заповедника, с моей точки зрения, весьма успешно, а меня научил, как я уже выше упомянула, делать компьютерную графику, а также «подтягивать» топографические карты к системе координат в программе OzExplorer. С датчиком GPS я и Андрей ездили по приглашению то ли в Полистовский, то ли в Рдейский заповедник, уже не помню, для того, чтобы помочь в закладке пробных площадей и привязке их к системе спутниковых координат. Эти площади я вместе с их замом по науке делала на верховом болоте. Андрей в маршрут не поехал, оставшись в гостинице. На болото нас отвезли по каким-то запутанным протокам на моторной лодке. Заложив пять или шесть площадок, возвращались пешком. В тот день, я намоталась изрядно, так как ходить по болоту, значит, с каждым шагом утопая во мху, с трудом потом вытаскивать ноги, поэтому, подходя к поселку, уже еле плелась. Зато в поселке нас ждала банька по черному, что стало неожиданной экзотикой. В такой парилась впервые. Понемногу, более-менее освоив компьютер, взялась перерабатывать книгу. В первую очередь надо было переделать рисунки, то есть придать им «товарный» вид. Да и статью, которую мне завернула редакция «Ботанического журнала», возможно, из-за неприглядности схем, необходимо было переработать так, чтобы «комар носу не подточил». Теперь, когда появилась возможность использовать компьютерные программы, я не теряла надежды на «светлое будущее» своих законов и с энтузиазмом принялась за дело. Все рисунки и схемы выполнила в Corel Drаw, а в текстовом формате напечатала и оформила статью. Исправив рисунки и переведя книгу также в цифровой формат через FineReader, более ее не трогала, так как о новом издании в тот момент вовсе не помышляла. Затем отправила приглаженную статью в другой журнал, кажется, «Биологические науки». На сей раз долго ждать не пришлось, вместе с отрицательной рецензией она быстренько вернулась обратно. Тут уж я растерялась и заволновалась. Отправила в журнал «Экология», потом еще куда-то, результат тот же. Статью отказывались принимать, причем рецензии, то есть объяснения возврата, были самые разные. Теперь сожалею, что тогда в порывах гнева и отчаяния порвала и выбросила часть отзывов. Все же следовало их сохранить, так сказать, для истории. Хорошо бы еще знать авторов. Спохватившись, несколько таких «произведений» все же оставила, и теперь имею возможность их обнародовать. Вот, например, рецензия от журнала «Экология». Она небольшая – меньше страницы, но очень впечатляет своими выводами: 1. «Из заголовка статьи убрать «законы растительного континуума». Сформулированные Житлухиной законы никакой новизны не несут и отражают общеизвестные закономерности индивидуальности растительных сообществ и видов и их связь с изменениями условий среды. Автор совершенно не владеет современной литературой о континууме (работы Р. Макинтоша. М. Остина, П. Кедди и многих других исследователей, в том числе отечественных)». 2. «Автор выполнила классификацию в целом на основе принципов Браун-Бланке, непонятно, почему не использована соответствующая номенклатура. В настоящее время без работ Н.Б. Ермакова, который составил полную классификацию гемибореальных лесов и опубликовал ее в монографии за рубежом и в России, представить себе классификацию лесов Сибири уже нельзя. Необходимо сопоставить выделенные провизорные типы с системой Н.Б Ермакова. Все упомянутые типы должны быть хотя бы кратко охарактеризованы с приведением диагностических комбинаций и «привязкой» хотя бы к классам гемибореальных лесов по Н.Б. Ермакову». Каково! Автор абсолютно ничего не понял. Что касается первого вывода, могу сказать только: «Ха-ха-ха!». Что касается второго, то я подчеркивала, что использовала метод Браун-Бланке лишь для выделения типов сообществ, и даже, кажется, объяснила, что делать классификацию вовсе не собиралась. Сопоставлять здесь ничего не нужно, ни с системой Ермакова, ни со своей, которую, кстати, выполнила раньше его. Грубо говоря, из данной рецензии выпирают только ослиные уши, не более. Рецензия от журнала «Успехи современной биологии» на целых четырех страницах щеголяла такими умными словами, что у меня разболелась голова. К сожалению неведомого автора, я назвала его творение терминологической трескотней на пустом месте. Однако, жонглирование терминами, по-видимому, как раз считается истинной наукой, так как на основании ее возврат статьи от имени редакции подписал академик Ю.И. Чернов. Куда уж авторитетнее. Я сохранила также объяснение от редакции журнала «Доклады Академии наук». Вот оно: «Редакция вынуждена вернуть Вашу статью (ошибочка вкралась! В данном случае вашу пишут с маленькой буквочки – прим. мое) «Законы изменений экологических ареалов видов по ландшафтному градиенту», поскольку не удалось получить представление академика Российской Академии наук, что является главным условием для публикации статьи в журнале «Доклады Академии наук». Это что? Академиков маловато, или они так сильно перегружены, что не могут отвлекаться по мелочам? Тогда зачем ставить подобные условия? В итоге, все попытки опубликоваться в наших научных журналах окончились полным крахом. Подозреваю, что господа рецензенты просто напросто смертельно испугались слова «законы». Конечно, для их ученых ушей звучит слишком ново и непривычно. Но что делать, если это законы! Прежде чем «посметь», я и сама долго не могла решиться выпустить работу. Вы же сами видите, уважаемые читатели, сколько лет она пролежала в бумагах, покамест я не нашла способ доказательства и, таким образом, все не перепроверила. Помимо бесплодных попыток опубликоваться, предпринимались на менее бесплодные попытки участвовать в семинарах, конференциях, совещаниях. Всего в данном случае насчитываю личное участие на трех конференциях, двух семинарах и одном конгрессе. Заочно посылала тезисы на другие совещания и конференции, многих уж не упомню. Однако все усилия оказались напрасными. Постараюсь коротенько рассказать о некоторых таких совещаниях с моим участием. Так (уже и позабыла, каким образом) познакомилась с Петром Григорьевичем Мельником, доцентом Московского государственного университета леса. Он пригласил меня поучаствовать в организуемых им ряде конференций молодых ученых. Я посылала тезисы для двух, и очно была в одной. Последняя интересна тем, что проходила в Беловежской пуще, сначала со стороны Белоруссии, потом – со стороны Польши. Доклад мой никакого впечатления на нашу публику не произвел. Но поляки обратили внимание на тезисы и предложили опубликовать их у себя, переведя на польский, в Трудах исследовательского института лесоводства ( Instytutu Badawczego Lesnictwa за 2003 г.). Это была первая публикация моей работы на тему законов в научном журнале. Знакомство с Беловежской пущей осуществлялось на территории обеих держав. Когда пересекали границу, к нам присоединился один толстенький «дядя из наших», в качестве постоянно сопровождающего на польской стороне. Ему было явно скучно ходить в лес и слушать лекции про историю Беловежской пущи. Зато как он был вознагражден, когда по возвращении, в автобус загрузили несколько ящиков польского пива. На белорусской стороне нам показали поворот к хижине или дворцу, не знаю, где были официально подписаны документы, положившие начало развалу СССР. В Бресте я не упустила случая посетить Брестскую цитадель. Торжественная мелодия, постоянно звучащая из репродуктора, настраивала на соответствующий лад. Осмотрев развалины и отдав должное защитникам крепости, вернулась на вокзал, где попыталась взять билет. Кассир мне сказала, что на ближайший поезд билетов нет, и спросила, почему я не уехала утром. Я ответила, что ходила осматривать Брестскую крепость. Мне совсем не улыбалось ночевать в зале ожидания, а ей понравилось, что ради экскурсии я пожертвовала утренним поездом. Она попросила подождать и, вернувшись, к великой моей радости, вручила билет. Упрямо пытаясь привлечь внимание к своему главному труду, выразила желание выступить на семинарах в Ботаническом институте (Петербург) и Институте географии (Москва). Семинары для меня были организованы. На питерском, кроме председателя и секретаря, присутствовали три человека. Я добросовестно доложилась. На вопрос В.И. Василевича (председателя), как я располагала типы сообществ в системе координат, ответила, что это тот самый случай, который Миркин называл чувством такта, то есть, я располагала их, конечно, субъективно, руководствуясь собственными соображениями, и основываясь на характеристиках условий среды. На это Василевич лишь иронически улыбнулся, а секретарша в качестве резюме, поджав губы, скептически покачала головой. Все же отрадный момент на этом семинаре был. После его окончания ко мне подошел один из троих и выразил восхищение докладом. Потом он пригласил меня в свой кабинет и предложил выпить чайку. Так я познакомилась с Ильей Кучеровым, сотрудником Ботанического института. Через какое-то время Илья прислал мне информацию о конференции, которая должна была проводиться в их институте. Я с готовностью отправила туда тезисы. Меня включили в секционный доклад, который опять же никого не заинтересовал. Слушая доклады на пленарных заседаниях, не раз отмечала низкий уровень некоторых выступлений. Первое место среди таковых поставила бы А.В. Белову, приехавшему из Института географии Сибири, так сказать, поведать о своих достижениях. Интересно, по какому принципу отбирались этот и другие доклады? Что касается семинара в Институте географии, то, по-видимому, тут вышла неудача с выбором аудитории. Семинар собрал А.А. Тишков в своем отделе. Сотрудники покорно сидели и слушали, ничегошеньки не понимая. Они явно были далеки от геоботанических проблем. Сам Тишков, когда я закончила выступление, лишь озабоченно посмотрел на часы. Жаль, что столько времени отняла у занятого человека. Я тогда вышла из здания в глубоком разочаровании, решив больше никаких семинаров не устраивать. Не помню, уж каким образом, мне попала информация о XVII Международном Ботаническом Конгрессе, который должен был проходить в Вене. Я, конечно, ухватилась за еще одну возможность заявить о своей работе и отправила туда тезисы для стендового доклада. Должна заметить, что организаторы конгресса обратили внимание на тезисы и прислали приглашение сделать устный доклад. Но, проклятый языковый барьер! Мне бы очень хотелось выступить перед такой аудиторией. Все же вынуждена была отказаться, ведь английского языка я не знала. Тем не менее, в Вену решила поехать. Чтобы облегчить одиночное путешествие, в интернете стала искать какое-нибудь туристическое бюро, которое бы организовывало поездку туда на это время. К счастью, нашлось. Так я совместила две цели: научную и туристическую. Научная цель заключалась лишь в том, чтобы разместить стендовый доклад. Присутствовать на заседаниях я не собиралась. У меня уже был опыт международного совещания в Пущино, когда я сидела и слушала какую-то тарабарщину на английском. Конгресс проходил в специальном здании Венского международного центра, так называемый Austria Center Vienna. В обширном холле было отведено место для стендовых докладов. Там я пристроила и свой плакат. Надо сказать, весьма повезло с туристической программой. Гидом была хорошо эрудированная женщина тоже из бывших наших. Она отлично продумала цикл экскурсий и познакомила с основными достопримечательностями Вены. Не буду их перечислять. Все можно найти как в интернете, так и в справочниках. Отмечу лишь, что, во-первых, очень впечатлила архитектура исторического центра Вены. Застывшая в камне музыка, так именуют эту часть города, и, пожалуй, по-другому не назовешь. Во-вторых, весьма понравилась венская кухня. В отеле, где мы жили, завтрак входил в оплату номера. Как всегда, не имеющая лишних «грошей», решила испробовать «кремлевскую» диету. Кто-то мне говорил, что она состоит исключительно из белковой пищи, а тут как раз в этом плане можно было вовсю развернуться. Чего только не водилось в здешней ресторации: колбасы, сосиски, ветчины, причем из мяса, потому необыкновенно вкусные. Я, как могла плотно, набивала желудок разнообразными деликатесами, и, действительно, съеденных калорий вполне хватало до следующего утра без всякого ощущения голода, причем я не сидела в номере, а весьма активно старалась побольше увидеть и запечатлеть. Были у нас экскурсии и за город. Например, возили в какой-то древний монастырь, где угощали бургундским вином. Неплохое винцо, прямо скажем. Проезжали и по Венскому лесу до смотровой площадки, откуда открывался вид на столицу. Лес меня не впечатлил, видала и получше, только что вальсов про них не написано. Проезжали мимо знаменитого Майерлинга, где в охотничьем замке наследный принц Габсбургов Рудольф убил свою любовницу и себя. На сей «благодатный» сюжет поставлено несколько фильмов и даже спектакль-балет. В последний день побывали на кладбище, где похоронены знаменитые композиторы: Бетховен, Кальман, Шуберт, Штраус, а также известные архитекторы и художники. Возвращаясь к научной программе, скажу, что мимоходом посещала и наш конгресс. Возле моего стенда никто не толпился. Я выпивала чашку кофе во время кофе-брейка и снова уезжала на очередную экскурсию. Памятным остался прощальный обед в здании ратуши, во-первых, потому, что сама ратуша очень красивое здание, во-вторых, ее внутренний дворик оформлен исключительно живописно. Я бы сказала, что в Вене ландшафтный дизайн вообще на высоте. На этом обеде впервые увидела наше многоязычное сборище в полном составе. В целом, я осталась довольна поездкой. Что касается Центрально-Лесного заповедника, то там не на шутку разыгрались события, которые вправе можно назвать борьбой за власть. Все началось с того, что было получено «пренеприятное известие: к нам едет ревизор» (Н.В. Гоголь). Пардон, московская проверка. А.С. Желтухин, бывший тогда директором, срочно сложил с себя полномочия, а за ним написала заявление и главный бухгалтер. Вскоре свой пост оставил также зам. по науке Шапошников. Каков тандем! Перепугавшееся начальство оголило трон, и с этого момента начался период «междуцарствия». Временно обязанными стали заместители, например, вместо Шапошникова – его жена, уже упомянутая Т.Ю. Минаева. Когда прошла проверка, кстати, вполне благополучно, главбух вернулась к своим обязанностям, а между и.о. директора В.Г. Шубенко и Т.Ю. Минаевой начались стычки, переходящие в перебранки весьма неделикатными словечками. Причина разногласий в том, что Татьяна Юрьевна жила в Москве, показываясь в заповеднике, как ясно солнышко в пасмурный день. Когда она работала научным сотрудником, да еще при директоре Желтухине, это сходило с рук. Но став и.о. зама по науке, дистанционное управление оказалось весьма неудобным, что и возмущало временного директора. Очень вскоре началась борьба за главный «престол». Желтухин захотел вернуть директорство сначала себе, а когда не получилось – своему сыну. Одновременно взять власть решила начальник отдела экологического просвещения Марина Иванова. Надо сказать, что она создала весьма неплохой отдел. Я бы даже отнесла его к одному из лучших в системе заповедников. Если еще учесть, что Марина окончила МГУ с красным дипломом и имела хорошие связи с общественными организациями, помогавшими заповеднику, то считать ее перспективным руководителем были все основания. Но мнения разделились, а страсти постепенно накалялись. Начались письма в защиту того или иного кандидата, причем претенденты на главное кресло сами обходили народ с листками, собирая подписи. Научный отдел, да и не только, конечно, был за Марину. Другие, видимо опасаясь за последствия, ставили подписи в пользу Желтухина. В Москве же никак не могли решить, кому отдать предпочтение. Известно, что когда две собаки дерутся, кость обычно достается третьей. Так случилось и на этот раз. Когда Желтухин сложил с себя полномочия, в Москву спешно ездил начальник охранной зоны Н.А. Потемкин, так сказать, представляться на освободившееся место. Но тогда он им не «поглянулся». Теперь же, чтобы поставить все точки над «и», в Москве приняли неожиданное решение, назначить директором именно его. Впрочем, ходил слушок, что в это дело ввязался некто третий, имеющий влияние. Но, точных сведений нет, так что, чего не знаю, того не знаю. Новый директор в этот же год уволил Марину. Хорошенькое начало, ведь фактически это означало разрушение отдела, что и произошло, так как вслед за Мариной все сотрудники вскоре ушли один за другим. Набирали новых, но и они долго не задерживались. К тому же не было стоящего руководителя. Когда Татьяне Юрьевне надоело «играться в замы», она тоже решила уйти подобру-поздорову и продолжать спокойно жить в Москве. Тогда Потемкин на освободившиеся два места назначил молодого сотрудника, который по своей неспособности опять же ничего и не сделал ни в том, ни в другом отделе. Вскоре ушел и он, после чего новый директор «положил глаз» на меня. Хочу сказать, что административные должности никогда меня не прельщали. Я – ученый и больше никто. Но жилищный вопрос стоял настолько остро, что из раза в раз приходилось «продавать» себя. Так было и сейчас. Избу, в которую меня поселили, построили, кажется, в пятидесятые годы. К этому времени она основательно прогнила, покосилась и, несмотря на косметический ремонт, уже была совершенно непригодна для жилья. Крыша и потолок протекали, несколько досок в полу провалились, гвоздь в стену можно было вдавить рукой. Эти «хоромы» были на двух хозяев. В другой половине жила старуха со своей дочерью, работавшей уборщицей. Поскольку ей рано надо было вставать, чтобы протопить печи в «офисе», старуха вставала еще раньше и начинала топором колоть лучину для растопки. Слышимость такая, что казалось, колотят над ухом. Конечно, спать в таких условиях уже было невозможно. Можно перечислять еще и другие «прелести» предоставленного сарая, но слишком отвратительно все это вспоминать, поэтому не буду, и так понятно, почему пришлось согласиться «идти в замы». При разговоре с Потемкиным обговорила условия своего «повышения», то есть, предоставления мне пустующего на тот момент каменного дома, и, думая, что вопрос решен, принялась за дело. Как я ошиблась, но об этом чуть позже. Я уже упоминала, о качестве проводимых наблюдений сотрудниками отдела, поэтому намеревалась навести здесь хоть какой-то порядок. Начала с общей программы научных исследований, так как тут также был невообразимый кавардак. Не один месяц пришлось все собирать, увязывать и приводить в «читабельный» вид. К тому же с появлением интернета резко увеличилось количество ценных указаний из Москвы. Там, в головном учреждении тоже работали, и в первую очередь приходилось выполнять их директивы, что отнимало львиную долю времени. Я даже шутила по этому поводу, надо, мол, держать двух замов: один выполняет ценные указания, а другой работает в отделе. Очень скоро почувствовала характер Потемкина. Получив хоть мизерную, но власть, он тут же начал проявлять себя, на сто процентов оправдывая слова: хочешь узнать человека, сделай его начальником. В сказке Шарля Перро злой великан превращается в маленькую мышку, которую тут же съедает хитрый Кот в сапогах. В нашей сказке все наоборот: незаметная мышка вдруг становится великаном-людоедом. Постоянное желание принизить подчиненного: «чтоб начал пресмыкаться он вниз пузом, вверх спиною» (В.Высоцкий), вскоре поставило его в конфликтную ситуацию со всем ближайшим окружением. Замы начали уходить один за другим. Я не была исключением в этой цепочке уходов. Первый, но и последний раз сей директор получил удовольствие от того, что довел меня до слез. Больше подобное не повторилось. В ответ на его хамские выходки я стала давать сдачи. Мое сопротивление вызвало у него лишь желание сломить меня, я же в ответ все больше озлоблялась. Подобных отношений у меня не было прежде никогда и ни с кем. Копив в себе злость, все же терпела, надеясь, что тот одумается. Кроме того, мне надо было получить жилье. Но, почувствовав безнаказанность самовластия, Потемкин все больше распоясывался, а когда отказался предоставить обещанный дом, я немедленно ушла с нелюбимого поста зама. Пропало всякое желание еще хоть палец о палец ударить для заповедника, кроме того поняла, что все равно надо будет уезжать отсюда. Потемкин с демонстративной готовностью подписал заявление, полагая, что деваться мне все равно некуда и волей-неволей придется возвращаться. Деваться на тот момент мне действительно было некуда, но возвращаться все равно не собиралась, такое отвращение он успел внушить за неполный год нашего «сотрудничества». Должность зама с радостью принял Желтухин. Весьма преждевременная радость. Лет десять спустя, с интересом просматривая по телевизору серию фильмов о заповедниках, видела сюжетик и про Центрально-Лесной. На экране лицо Желтухина с бегающими, как всегда, глазами отнюдь не выражало счастья и довольства. Что ж, за что боролся, на то и напоролся. На тот момент пустовал дом, лично построенный бывшими сотрудниками – Полиной и Володей Качановскими, которые, поняв бесперспективность своего нахождения в заповеднике, навсегда уехали из поселка. Москвичи, они вовсе не хотели жить в столице, и, потыкавшись туда-сюда, наконец обосновались где-то неподалеку от Майкопа, занявшись частным предпринимательством. Мое же положение по милости директора было просто отчаянным – я оставалась без жилья. Поэтому, с обязательством поддерживать их дом в порядке, временно переселилась туда. В ту зиму я переживала полное поражение «на всех фронтах». Во-первых, не смогла опубликоваться ни в одном отечественном журнале, во-вторых, фактически оказалась на положении бомжа. В создавшейся ситуации оставалось только забыть о науке раз и навсегда. Законы, на которые я надеялась получить признание, вместе со мной надежно похоронены под толщей серой тупости. Я так и не смогла пробить стену непонимания. Л.Н. Гумилев в свое время говорил, что есть ученые и есть научные сотрудники. Увы, он был абсолютно прав. С учеными мне явно не повезло. Вопрос с жильем все же как-то решился. По наследству родительский дом достался моей сестре Нине. Мы с братом добровольно отказались от своей части, так как мать, уже безнадежно больная, жила у нее в Москве, а Нина, работая врачом, как могла, последние пять лет поддерживала ее жизнь. Теперь в этот дом было решено поселить меня в качестве «управляющей». Что ж, придется переквалифицироваться в огородники. Потемкин, так и не дождавшись моего возвращения с повинной, решил по-своему ускорить события. Однажды ко мне подошел Шапошников и сказал, что заповеднику нужен фенолог. «Мне-то что, я уже месяц говорю, что уезжаю» – ответила ему. Он был поражен моим отказом, видимо решив, так же, как директор, что я с радостью ухвачусь за это предложение. Некоторым утешением было смотреть на вытянутые физиономии того и другого. Итак, я переезжаю в Ставропольский край. Но прежде чем приступить к рассказу об этом периоде моей жизни, поведаю о самом важном путешествии – паломничестве на Святую Землю. Святая Земля Я уже уволилась из заповедника, но покамест продолжала жить в своей развалюхе, горестно раздумывая, что же делать дальше. С наступлением зимы почти каждый день уходила на лыжах в лес. Сделав пробежку по накатанной лыжне, возвращалась в свое убогое жилище, чтобы на следующий день снова отправиться на прогулку. Так проходили дни в бездействии и без пользы. Правда, я вела здоровый образ жизни, дышала свежим и чистым лесным воздухом, морально отдыхала, буквально впитывая в себя красоту зимнего пейзажа. Но все это было лишь самоутешение. Проблема жилья камнем висела на душе. Да! Господин директор подложил мне хорошую свинью. Настоящий хозяин слова: хочу – даю, хочу – беру обратно. Напрасно я год изматывала себя совершенно ненужной мне работой. Теперь вот сиди и думай, как вывернуться из скверной ситуации. Однажды вечером, включив приемник и покрутив рычажок, «поймала» какую-то питерскую радиостанцию с передачей на религиозную тему. Заинтересовавшись, запомнила время следующего выхода в эфир, где-то около полуночи. На этот раз передавались отрывки из романа Г. Сенкевича «Камо грядеши». Про эту книгу раньше не знала, но сюжет был поистине захватывающий. Я стала специально просыпаться, чтобы прослушать очередной отрывок. Не всегда, конечно, получалось. Однако, впоследствии, когда стала собирать библиотеку аудиокниг, скачала и эту. Конечно, сразу же прослушала ее уже целиком. Так вот, в одну из передач этой радиостанции, услышала весьма интересную рекламу. Сообщалось, что набирается группа для поездки на Святую Землю. Я помнила, как когда-то Галина Павловна сказала, что хотела бы побывать в Гефсиманском саду. Я загорелась желанием тоже увидеть Гефсиманский сад, и в следующий раз, когда эта реклама повторилась, записала телефон. Позвонив туда, узнала, что прежде надо выслать необходимую сумму. Я пошла на риск и отправила деньги в полнейшую неизвестность. Все было без обмана – меня включили в группу и сообщили о времени сбора в аэропорту Пулково. Поездка назначалась на конец ноября, но я отправилась в Питер чуть раньше. Прибыв в Петербург, на несколько дней остановилась у Наташи Линевич. Она позвонила Виктору Воронкову, сообщив о моем приезде. Так мы встретились и втроем провели вечер, вспоминая молодость. Как же время все изменило, конечно, не в лучшую сторону! Но что делать, ежели «такова селява» и старость – не радость. Глупо, грустно и бесполезно оглядываться назад, тем более, что хорошего-то в том прошлом было слишком мало, по крайней мере, у меня. Да, у Наташи, наверное, тоже. Все же плохое забывается быстрее, и в этом великая мудрость жизни. В назначенный день отправилась в аэропорт, где присоединилась к остальным участникам поездки. Группа собралась весьма большая, где-то около 80 человек, исключительно женщины солидного возраста. Был только один молодой парень, явный блатник. Мы почти полностью заполонили небольшой Боинг, по-видимому, это был чартерный рейс. На досмотре нас проверили весьма тщательно, даже велели снять сапоги. Что ж, в наше сумасшедшее время я, пожалуй, предпочту хоть догола раздеться на земле, нежели потом взорваться в воздухе. Во время полета всматривалась вниз, стараясь определить, где же мы летим, но узнала только Дунай. Потом достаточно долго под нами расстилалась бескрайняя синь Средиземного моря. Наконец, показался берег. Мы почти достигли земли обетованной. В аэропорту Бен Гурион пришлось задержаться, так как в багаже одной нашей товарки разлилось молоко, и эта проблема почему-то долго не решалась. Наконец, мы загрузились в два автобуса и отправились в Тивериаду, то есть, к берегам Геннисаретского озера (Галилейского моря). Отсюда начался наш паломнический тур, потому что именно здесь Иисус приступил к выполнению своей миссии, проповедовать Слово Божие. Здесь же Он выбрал из простых рыбаков себе учеников – будущих апостолов, которые призваны были после Его ухода к Богу продолжать это служение. Заранее хочу сказать, что очень не повезло с гидом того автобуса, куда меня определили. Совершенно безграмотная еврейка, тоже из бывших наших, она сама почти ничего не знала и сообщала лишь самые поверхностные сведения. Меня это, конечно, не устраивало. Я пыталась пересесть во второй автобус, где был гораздо более компетентный экскурсовод, но меня туда не пустили. Хорошо хоть ранее я читала Благую Весть. Эту книгу мне как-то вручили, когда очередной раз была в Москве и шла по Тверской. Благодаря весьма кстати подвернувшимся распространителям, познакомилась с Новым Заветом. Кроме того, вскоре появились издания Библии, и я не преминула пополнить собственную библиотеку. Теперь появилась возможность воочию увидеть те места, где, на мой взгляд, происходили главные события в жизни человечества. День первый В этот первый день нас повезли в Кану Галилейскую, где Иисус совершил свое первое чудо – превратил воду в вино. Так говорит Библия: «Был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там. Был также зван Иисус и ученики Его на брак. И как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? Еще не пришел час Мой. Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте. Было же тут шесть каменных водоносов… Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха. И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли. Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином…тогда зовет жениха и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе». Ин. 2: 1-10. В честь этого события в Кане была воздвигнута францисканская церковь. Далее мы отправились в Назарет – город Благовещения. Здесь деве Марии явился ангел Гавриил и сказал: «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами. Она же, увидев его, смутилась…И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца. Мария же сказала Ангелу: как будет это, когда Я мужа не знаю? Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим». Лк. 1: 28-35. В Назарете Иисус провел свои детские годы, где «возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости, и благодать Божия была на Нем.» Лк. 2: 40. Но во время служения в городах Галилеи, когда Он пришел и в отечество Свое – в Назарет, жители не поверили Ему, как мессии, говоря: «Не плотник ли Он, сын Марии? Не здесь ли его братья и сестры? Как Он может творить такие чудеса»? Так говорит Библия: Войдя в синагогу, учил. «Ему подали книгу пророка Исайи; и Он, раскрыв книгу, нашел место, где было написано: Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня… проповедывать лето Господне благоприятное. И, закрыв книгу…начал говорить им: ныне исполнилось писание сие, слышанное вами… Он сказал им: конечно, вы скажете Мне… сделай и здесь, в Твоем отечестве, то, что мы слышали, было в Капернауме. И сказал: истинно говорю вам: никакой пророк не принимается в своем отечестве» Лк. 4: 17-24. На том месте, где Марии явился ангел Гавриил с вестью о том, что она будет матерью Спасителя мира, построена церковь Благовещения (католическая). Это одна из самых величественных церквей Святой Земли. Этот храм, освященный в 1969 г., стоит на той же строительной площадке, где была древняя церковь. В современной базилике находится множество произведений искусства. Церковные стены украшают мозаики, посвященные Деве Марии – дар христианских общин всего мира. Поблизости от храма Благовещения расположена церковь Святого Иосифа. Согласно преданию она находится на месте мастерской Иосифа, мужа Марии. После посещения Назарета, мы поехали обратно к Галилейскому морю. В Библии оно называется по-разному: в Ветхом завете – это Киннереф; в Новом завете – Тивериадское или, как я уже упоминала, Геннисаретское. Именно здесь, начав свое служение, Иисус, «проходя близ моря Галилейского, увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовами, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас оставив сети, последовали за Ним. Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их. И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за ним». Мт. 4: 18-22. Замечу, что именно апостол Андрей приходил в земли славянские проповедывать Слово Божие, за что и назван был Первозванным. На берегах Галилейского моря произошло много событий, описанных в Новом Завете. Так в окрестностях Тивериады Иисус накормил пятью хлебами и двумя рыбками множество народа, следующего за Ним. «Итак возлегло людей числом около пяти тысяч. Иисус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел. И когда насытились, то сказал ученикам Своим: соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало. И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов». Ин. 6: 10-13. На том месте, где это произошло, сейчас стоит церковь Чудо умножения хлебов. Отсюда Иисус совершил другое чудо – хождение по водам. «Когда же настал вечер, то ученики Его сошли к морю и, сойдя в лодку, отправились на ту сторону моря, в Капернаум….Проплыв около двадцати пяти или тридцати стадий, они увидели Иисуса, идущего по морю и приближающегося к лодке, и испугались. Но Он сказал им: это Я; не бойтесь». Ин. 6: 18-20. Уже в сумерках мы успели еще посетить греческую православную церковь: храм Двенадцати апостолов, находящейся на окраине Капернаума. День второй На следующий день мы отправились к горе, с которой, по преданию, Иисус произнес свою знаменитую Нагорную проповедь. «Увидев народ, Он взошел на гору; и, когда сел, приступили к Нему ученики Его. И Он, отверзши уста Свои, учил их, говоря: • Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. • Блаженны плачущие, ибо они утешатся. • Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. • Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. • Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. • Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. • Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. • Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное». «Не собирайте себе сокровища на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе…ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше….Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерой мерите, такою и вам будут мерить…Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями… во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки. Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их». Мт. 5: 1-10.6: 19-21. 7: 1-2, 6, 12-14. Сейчас на этой горе находятся католическая церковь и женский монастырь молчальниц. Церковь была возведена в 1936-38 гг. Её восьмиугольный купол символизирует восемь заповедей Блаженств Нагорной проповеди. Далее мы поехали в сторону Средиземного моря. Сначала нашей целью было посещение горы Кармель, на которой, по преданию, пророк Илия изобличал лжепророков Вааловых. «И сказал Илия народу: я один остался пророк Господень, а пророков Вааловых четыреста пятьдесят человек; пусть нам дадут двух тельцов, и пусть они выберут себе одного…и положат на дрова, но огня пусть не подкладывают; а я приготовлю другого тельца и положу на дрова, а огня не подложу; и призовите вы бога вашего, а я призову имя Господа Бога моего. Тот Бог, Который даст ответ посредством огня, есть Бог. И отвечал весь народ и сказал: хорошо». 3 Цар. 18: 22-24. Жрецы Вааловы напрасно призывали своего бога – огонь с неба не сошел. Тогда воззвал Илия, «и ниспал огонь Господень и пожрал всесожжение, и дрова, и камни, и прах…Увидев это, весь народ пал на лице свое и сказал: Господь есть Бог, Господь есть Бог! И сказал им Илия; схватите пророков Вааловых, чтобы ни один из них не укрылся. И схватил их, и отвел их Илия к потоку Киссону и заколол их там». 3 Цар. 18: 38-40. Сейчас на вершине горы Кармель находится монастырь, принадлежащий ордену кармелиток. Отсюда также открывается вид на Езреельскую долину, но которую нам увидеть так и не удалось из-за дождя, полностью закрывшего обзор. Потом мы поехали к побережью Средиземного моря, к развалинам древнего города Кесария, которая была построена в I веке до н.э., в правление Ирода Великого и названа им в честь римского императора Августа. Поскольку на этом месте ранее было поселение «Башня Стратона», то эта Кесария называется Стратоновой. Создавался город по римскому образцу, то есть, за крепостными стенами находились царский дворец и общественные здания, включающие, театр, амфитеатр, бани и прочие дома. Кесария не раз упоминается в Новом Завете. Так апостол Павел был препровожден из Иерусалима в Кесарию под сильной охраной, по причине того, что иудеи злоумышляли убить его, а оттуда правитель Феликс отправил его в Рим на суд к кесарю. Так свершилась воля Божия: «В следующую ночь Господь, явившись к нему, сказал: дерзай Павел; ибо, как ты свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и в Риме». Деян. 23: 11. Одна из археологических находок в Кесарии – надпись, имеющая отношение к Понтию Пилату, прокуратору Иудеи при земной жизни Иисуса Христа. День третий Как и предыдущие два дня, день третий также был весьма насыщен впечатлениями. С утра мы поехали к развалинам Капернаума. Этот город избрал Иисус своей «резиденцией» после того, как узнал об аресте Иоанна Крестителя. «Услышав же Иисус, что Иоанн отдан под стражу, удалился в Галилею и, оставив Назарет, пришел и поселился в Капернауме приморском». Отсюда «ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя Евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях». Мт. 4: 12-13. 9: 35. Здесь, «призвав двенадцать учеников Своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь…Сих двенадцать послал Иисус, и заповедал им, говоря:… проповедуйте, что приблизилось Царство Небесное; больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте». Мт. 10: 1. 7-8. Однако предвидел Иисус, что Его и учеников жители не услышат, и даже наоборот: «будете ненавидимы всеми за имя Мое» Мт. 10: 22. Действительно, чудеса, сделанные Иисусом и учениками, и произносимые проповеди, не обратили их в новую веру. Так говорит Библия: «Тогда начал Он укорять города, в которых наиболее явлена была сила Его, за то, что они не покаялись: горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида! Ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище и пепле покаялись, но говорю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день суда, нежели вам. И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься, ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он остался бы до сего дня; но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе». Мт. 11: 20-24. Сбылось Слово Господне. Сейчас от городов этих остались одни развалины – нагромождения камней из черного базальта. Но в Капернауме жил апостол Петр, и на этом памятном месте позднее выстроили дом Св. Петра, который не одно столетие потом подвергался переделкам. В V веке над домом возвели восьмиугольную церковь. В церкви выбиты надписи на разных языках во славу Иисуса и Св. Петра. Для лучшей сохранности сейчас над ним сооружена современная церковь. После посещения Капернаума и дома Св. Петра, мы поехали к горе Тавор (Фавор). Там, где «Иисус спрашивал учеников Своих: …вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живаго. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах; и Я говорю тебе: ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах». Мт. 16: 13-19. По преданию, вершина горы Фавор была местом Преображения Иисуса. «По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет. И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие. При сем Петр сказал Иисусу: Господи! Хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии. Когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте». Мт. 17: 1-5. Гора Фавор возвышается над окружающей равниной почти правильным куполом. В периоды Византии и крестоносцев на вершине ее было построено несколько церквей. Современная Церковь Преображения включает в себя руины прежних, а внутри ее выложена мозаика, изображающая Преображение Иисуса в окружении пророков: Моисея и Илии. Неподалеку расположены Церковь Св. Илии и монастырь его имени, находящиеся на попечении Греческой православной церкви. Этот день мы завершили омовением в водах Иордана, куда поехали после посещения горы Фавор. Река Иордан течет с севера Святой Земли и пересекает Галилейское море на своем пути к Мертвому морю. На берегах Иордана Иоанн Креститель проповедовал духовное очищение и раскаяние через омовение. «В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. Ибо он тот, о котором сказал пророк Исайя: глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему…Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои». Мт. 3: 1-6. Кульминацией его служения является крещение Иисуса из Назарета – событие, ознаменовавшее начало служения Спасителя людям. «Тогда приходит Иисус из Назарета к Иоанну креститься от него. Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне? Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Тогда Иоанн допускает Его. И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, – и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». Мт. 3: 13-17. Мы подъехали к Иордану неподалеку от истоков его из Галилейского моря. Это место специально оборудовано для посещения паломниками. Здесь же происходит крещение всех желающих. Надо сказать, совершить данный обряд решили многие – образовалась целая очередь. Мне же не надо было этого делать, ибо после рождения меня уже крестили тайком. Тем не менее, я не преминула окунуться в святые воды. Купальники здесь не приняты, и мы все были одеты в белые балахоны, которые, однако, не мешали в движениях. Иордан оказался неширокой рекой, и я несколько раз без труда переплыла его. При этом вода была необычайно приятна, на берег выходить совсем не хотелось. Белую рубашку, в которой я погружалась в Иордан, с той поры храню, и хочу, чтоб меня одели в нее, когда придет час мой. Никакая другая вода ее не касалась. День четвертый В этот день мы покинули Тивериаду и переехали в Иерусалим – город Пророков, город Мира. Иерусалим почитают Священным евреи, христиане и мусульмане. Поселили нас в отеле, построенном на Елеонской (Масличной) горе. Это знаменитая гора, неразрывно связана с жизнью Иисуса Христа. Здесь Он часто бывал со своими учениками. С горы Елеонской совершил Свой последний вход в Иерусалим. «А когда Он приблизился к спуску с горы Елеонской, все множество учеников начало велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они, говоря: благословен Царь, грядущий во имя Господне! Мир на небесах и слава в вышних!» Лк. 19: 37-38. С вершины горы на глазах учеников своих Иисус вознеся на небо. «И вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их. И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо» Лк. 24: 50-51. Перед отелем, в котором мы остановились, есть смотровая площадка, и с нее открывается величественная панорама города. Слева, по склону вытянулось самое большое и древнее еврейское кладбище. С правой стороны, у подножья зеленеет масличными деревьями Гефсиманский сад. Внизу – высохшая долина Кедрона. За ним – старый город, окруженный крепостной стеной, внутри которой, прямо против нас – Храмовая гора, а слева от нее – гора Сион. В последующие два дня наши поездки были посвящены детальному осмотру этих достопримечательностей. На склоне Масличной горы стоит францисканская церковь необычной формы; её купол выполнен в виде слезы. Алтарь обращен в сторону Иерусалима так, как его мог видеть Иисус, когда смотрел на город и предсказывал скорое его разрушение, что и произошло в Иудейскую войну, описанную Иосифом Флавием, очевидцем событий, а позднее на основе этих материалов – Леоном Фейхтвангером. Церковь так и называется «Плач Господень». За Гефсиманским садом виднеются золотые купола русской Православной церкви. Она была построена в 1885-88 гг. императором Александром III и в честь его матери Марии названа по имени Святой Марии Магдалины. Здесь же находится русский монастырь. В храме лежат мощи великой княгини Св. Елизаветы Федоровны – сестры императрицы Александры Федоровны. Как известно, великую княгиню вместе с другими членами царской семьи в 1918 г. большевики сбросили в шахту близ г.Алапаевска. Останки ее позднее перевезли на Святую Землю. Поскольку я была в брюках, то попросила разрешения у проходившей мимо монашки войти внутрь, чтобы поклониться мощам святой мученицы. Разрешение, конечно, получила. Далее мы спустились к подножию горы, в Гефсиманский сад. Сейчас, как такового, сада уже нет, частично сохранилось лишь несколько старых деревьев. Но когда-то в этих местах собирали оливы для получения оливкового (деревянного) масла. Сюда часто приходил Иисус со своими учениками. Так и после тайной вечери в последний раз пришел Он с учениками. «Потом приходит с ними Иисус на место, называемое Гефсимания, и говорит ученикам: посидите тут, пока Я пойду, помолюсь там. И взяв с Собою Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и тосковать. Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною. И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты». Мт. 26: 36-39. Далее мы посетили место, где Иисус был арестован, преданный одним из учеников – Иудой Искариотом, который «пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных. Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его». Мт. 26: 47-48. Сейчас там построена Гефсиманская базилика – самая красивая из францисканских церквей Иерусалима. На фронтоне ее – огромное мозаичное панно, а вверху – греческие буквы альфа и омега. «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель» Откр. 1: 8. Церковь имеет второе название – Церковь всех наций. На куполе её – эмблемы стран-участниц строительства. Но она имеет еще одно название – базилика Мук Господних. В знак скорби храм слабо освещен лишь редкими светильниками из-под купола собора, а также окнами, едва пропускающими свет. В Кедронской долине, у подошвы Масличной горы стоит церковь Гробницы Девы Марии. Сооружена она над предполагаемой могилой Богоматери в ознаменование её успения. Внутри находится ее гробница. Первая церковь на этом месте была высечена в скале, а во времена крестоносцев к ней прибавились монастырь и гостиница для паломников. Сейчас это все содержится на средства православных христиан. Сама Кедронская долина простирается до горы Сион – предполагаемого места Тайной вечери и дома первосвященника Кайафы, который допрашивал Иисуса перед его распятием. При своих посещениях Иерусалимского храма Иисус много раз проходил Кедронской долиной. В книге пророка Иоиля Кедронская долина называется иначе: долиной Иосафата, и предрекает пророк, что здесь Господь произведет последний суд над народами. «Толпы, толпы в долине суда! Ибо близок день Господень в долине суда! Солнце и луна померкнут и звезды потеряют блеск свой». Иоил. 3: 14-15. По склонам Кедронской долины сохранились памятники древних захоронений: гробница Авесалома (мятежного сына царя Давида), мавзолей Иосафата – царя Иудейского, более скромные могилы пророков – высеченные в камне ниши и пещеры. От долины, по склону Елеонской горы протянулось до самой вершины самое большое и древнее еврейское кладбище. Многие евреи раньше приезжали в Иерусалим, чтобы умереть здесь и быть похороненным именно на этом кладбище, потому что оно считалось самым священным местом. Завершающей экскурсией в этот день было посещение подземного туннеля, когда-то обеспечивавшего водоснабжение Иерусалима, а также археологических раскопок Города Давида. Подземный водовод, его еще называют туннелем Иезекии, так как его строительство происходило во время правления царя Иезекии (около 700 лет до н.э.). Вода являлась важным стратегическим объектом, и туннель обеспечивал необходимую безопасность в водоснабжении города во время войн. Поразительно то, что он, полностью выдолбленный в скале, рылся с двух сторон, и строители точно встретились посередине. Как возможно было добиться такого почти три тысячи лет назад? Полкилометра мы брели по этому туннелю босиком, по щиколотку в воде. Иногда приходилось нагибаться под низкими сводами. Наконец туннель вывел нас к месту археологических раскопок древнего Иерусалима, в так называемый Город Давида. Давид завоевал его более трех тысяч лет тому назад и провозгласил духовным центром Израиля. Он принес сюда Ковчег Завета – символ согласия колен израильских и единства их с Богом. Сын его, царь Соломон построил в древнем городе, на горе Первый храм, в котором хранился Ковчег. Так появилось название Храмовая гора. Она находится против Елеонской горы, по другую сторону Кедронской долины и окружена крепостной стеной. День пятый Этот день мы начали с осмотра достопримечательностей горы Сион, расположенной по соседству с Храмовой горой. Самая величественная церковь здесь – Успение Богоматери, построенная бенедиктинами в 1906 г. По преданию ее воздвигли на том месте, где Мария «уснула вечным сном». Должно быть, там было жилище Иоанна Богослова (ученика, которого любил Иисус), и у которого жила Богоматерь. Так говорит Библия: «При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! Се сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с того времени ученик сей взял Ее к себе». Ин. 19: 25-27. Далее мы посетили верхнюю горницу – предполагаемое место Тайной Вечери. В византийский период здесь была воздвигнута церковь, известная, как «Священный Сион». Позднее крестоносцы выстроили церковь Св. Девы Марии на горе Сион. Во времена Оттоманской империи мусульмане превратили ее в мечеть. Согласно преданию, под горницей находится гробница царя Давида. Потом нас познакомили с местом, которое нашел в 1883 г. генерал Гордон, британский подданный, занимавшийся изучением Библии, и которое называется Гробница в саду и сад Воскресения. Гробница в саду расположена за стенами старого города, к северу от Дамасских ворот. Поблизости возвышается пустынный холм, по форме действительно напоминающий череп (Голгофа на арамейском языке означает череп). Гробница в саду высечена в скале, что позволило предполагать, что именно здесь Иосиф Аримафейский приготовил ее первоначально для себя. На вершине холма стоят три креста, производящие довольно-таки зловещее впечатление. После посещения сада Воскресения, мы поехали в Вифлеем – поселение, сыгравшее огромную роль не только в истории избранного народа, ведь там родился и был помазан на царство Давид, но и в истории всего человечества, так как там же через тысячелетия на свет появился Спаситель мира. Так говорит Библия: «… во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему. Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним. И, собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал у них: где должно родиться Христу? Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано через пророка: и ты Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных, ибо из тебя произойдет Вождь, Который упасет народ Мой, Израиля» Мт. 2: 1-6. Понятно, что основным местом паломничества является церковь Рождества, построенная над пещерой, в которой родился Иисус. «В те дни вышло от кесаря Августа повеление сделать перепись по всей земле…И пошли все записываться, каждый в свой город. Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов, называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна. Когда же они были там, наступило время родить Ей; и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» Лк. 2: 1-7. Чтобы посетить пещеру и увидеть место рождения Иисуса, нам пришлось простоять в очереди более двух часов, ибо для того же стекаются сюда паломники со всего света. Наконец, спустившись по ступенькам, я увидела в углублении 14-конечную звезду, обозначающую место Его рождения. Легенда гласит, что завоевавшие Святую Землю персы, разрушили все христианские храмы за исключением церкви Рождества, так как внутри была изумившая их мозаика с изображением волхвов. Пришедшие из Иерусалима волхвы «увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну». Мт. 2: 11-12. Примечательно также то, что вход в храм идет через так называемые «ворота смирения», высота которых 120 см, а ширина – 80 см. Это проем в каменной стене, и, прежде чем войти внутрь и увидеть великолепную мозаику, украшающие полы, колонны и стены, нужно прежде поклониться. После посещения этой святыни мы вернулись в старый город и начали путь по Via Dolorosa – крестному пути Христа. Этот путь начинается с места, где была претория, и где Пилат судил Иисуса. «От Каиафы повели Иисуса в преторию. Было утро; и они не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху. Пилат вышел к ним и сказал: в чем вы обвиняете Человека Сего? Они сказали ему в ответ: если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе. Пилат сказал им: возьмите Его вы, и по закону вашему судите Его. Иудеи сказали ему: нам не позволено предавать смерти никого….Тогда Пилат опять вошел в преторию, и призвал Иисуса, и сказал Ему: Ты Царь Иудейский?...Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего…» Ин. 18: 28-36. Предполагается, что претория, «двор закона», помещалась в крепости Антония, которая предназначалась для охраны храма и служила одновременно резиденцией римского наместника, в данном случае Понтия Пилата. К крепости примыкали помещения, в которых, находилась тюрьма. В нее заключили Иисуса перед распятием. Весь крестный путь отмечен 14-ю остановками. Первая остановка – это претория. Вторая – место, где на Иисуса возложили крест. Третья остановка – место первого падения Иисуса под тяжестью креста. Четвертая остановка там, где Иисус встречает Мать Свою. На пятой остановке, «когда повели Его, то, захватив некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом». Лк. 23: 26. Шестая остановка: Вероника отирает пот с лица Иисуса. По евангельскому рассказу Иисус во время своего служения исцелил некую женщину, по имени Вероника. Она в знак благодарности, отерла пот с Его лица. Отпечаток остался на платке, как второй нерукотворный образ Христа. Сначала Via Dolorosa идет через мусульманский квартал, остальной путь проходит через христианскую часть города. Здесь отмечена седьмая остановка – место падения Иисуса во второй раз. Восьмая остановка символизирует обращение Иисуса к женщинам, предсказывая грядущую войну и трагическую судьбу народа: «дщери Иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших…» Лк. 23-28. Девятая остановка – это место падения Иисуса в третий раз, недалеко от Голгофы. Десятая остановка – римские солдаты делят одежду Иисуса. «Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части…хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет». Ин. 19: 23-24. Здесь мы дошли до храма Св. Гроба Господня, одну из самых главных святынь христианского мира. Первую церковь на Голгофе заложили император Константин и его мать Елена в IV в.н.э. Но ее разрушили персы при вторжении в 614 г. Храм вскоре был восстановлен, но повторно уничтожен мусульманами в XI веке. В том же столетии император Константин Мономах приказал воссоздать разрушенную святыню, а немного позднее, крестоносцы изменили форму храма и украсили его. Почти в таком виде собор существует и доныне. Внутри храма обозначены места распятия Христа (одиннадцатая остановка), Его смерть на кресте (двенадцатая остановка), снятие с креста (тринадцатая остановка), погребение и Воскресение (четырнадцатая остановка). «Вели с ним на смерть и двух злодеев. И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! Прости им, ибо не знают, что делают…Один из повешенных злодеев злословил Его. Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же?...И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда придешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю». Лк. 23: 32-43. «В шестом же часу настала тьма по всей земле и продолжалась до часа девятого. В девятом часу возопил Иисус громким голосом: …Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил? Некоторые из стоявших тут, услышав, говорили: вот, Илию зовет...Иисус же, возгласив громко, испустил дух. И завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу. Сотник, стоявший напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Сын Божий». Мк. 15: 33-39. Тринадцатая остановка отмечена в память снятия с креста. «После сего Иосиф из Аримафеи – ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев, – просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял тело Иисуса. Пришел также и Никодим, – приходивший прежде к Иисусу ночью, – и принес состав из смирны и алоя, литров около ста. Итак они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи. На том месте, где Он распят, был сад, и в саду гроб новый, в который еще никто не был положен. Там положили Иисуса ради пятницы Иудейской, потому что гроб был близко». Ин. 19: 38-42. Там, где положили Иисуса во гроб, – самое священное место в храме, ибо именно там произошло Его Воскресение. При создании храма была воздвигнута ротонда, а в центре ее – небольшой придел (кувуквия), в котором и находится Гроб Господень. Именно здесь появляется чудесный огонь в день Пасхи. «По прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его. И весьма рано, в первый день недели, приходят ко гробу, при восходе солнца, и говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба? И, взглянув, видят, что камень отвален; а он был весьма велик. И, войдя во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись. Он же говорит им: не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, его нет здесь». Мк. 16: 1-6. Посетили мы также Стену плача – одну из главных святынь еврейского народа. Это остаток от Второго храма, построенного в VI в д.н.э. Ирод Великий в I в д.н.э. значительно расширил и придал храму невиданное великолепие. Во время Иудейской войны, в I в.н.э. римляне разрушили город, а храм снесли до основания, оставив только часть западной стены, которая впоследствии и стала Стеной плача. Со всего мира паломники собираются сюда для богослужений. Около нее постоянно молятся верующие, как принято у евреев: мужчины отдельно, женщины отдельно. Я тоже подошла и погладила ладонью священные камни. Мне показалось в эту минуту, что душа словно бы озарилась улыбкой Бога. День шестой В этот день мы уехали из Иерусалима, чтобы посетить Иудейскую пустыню, Кумран, Мертвое море и остатки крепости Масада. Автобус катил по хорошему шоссе пересекавшему холмистую местность, на которой раза два мы видели шатры кочевников. Один раз проехали мимо редких сосен, растущих на склоне. Довольно часто встречались ухоженные посадки ананасов. Наконец, достигли Мертвого моря. К его берегу вплотную подходила горы, лишенные какой бы то ни было растительности, – типичный пейзаж Иудейской пустыни. Сюда уходил Иисус после крещения в водах Иордана. «Немедленно после того Дух ведет Его в пустыню. И был Он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною, и был со зверями; и Ангелы служили Ему». Мк. 1: 12-13. Вдоль берега Мертвого моря мы проехали к подножью скалы, на вершине которой когда-то возвышалась крепость Масада. Первосвященник Ионафан первый сделал здесь укрепление и назвал его Масада, то есть крепость. Ирод Великий, когда стал царем, решил превратить Масаду одновременно и в неприступную крепость, и в свою резиденцию. С этой целью там возвели великолепные дворцы и каким-то немыслимым инженерным решением провели водопровод. С берега Мертвого моря в крепость можно было попасть единственным путем – по узкой дороге, где могли проехать в ряд лишь два всадника. Во времена Иудейской войны, когда римляне, сломив сопротивление восставших, взяли Иерусалим, около тысячи повстанцев бежали и укрылись в крепости. Три года они жили в полной блокаде. Когда же поняли, что римляне все равно возьмут их измором, то решили совершить массовое самоубийство. Поскольку самоубийство считалось большим грехом, нежели убийство, то сделать это выбрали несколько человек. С тех пор Масада считается символом мужества и непримиримости к врагу. Здесь дают клятву верности солдаты израильской армии. Название Масада имеет также разведывательное управление государства Израиль. Чтобы осмотреть развалины крепости и дворца, мы со специальной площадки зашли на фуникулер, который быстро перенес нас через пропасть. С вершины открывались прекрасные виды на все стороны света: с запада – на горы Иудейской пустыни, с востока – на Мертвое море, исчезающее в серо-голубой дымке, за которым все же был виден берег Иордании. Временами порывы ветра доносили сюда жаркое дыхание Африки. Полюбовавшись пейзажем, мы вновь на фуникулере спустились к подножью горы и отправились в обратный путь. Остановились у места, называемого Кумраном. Здесь когда-то было поселение еврейской секты ессенов, занимавшихся копированием на папирусе и пергаменте книг Священного Писания на древнееврейском и арамейском языках. В здешних пещерах и были найдены эти рукописи, спрятанные в глиняных сосудах. Они сейчас известны, как «свитки Мертвого моря». Это самые древние библейские рукописи, которые когда-либо знали археологи. Написаны они были 2000 лет назад. Самый-самый древний, датируется концом III в.д.н.э. В этих свитках есть, к примеру, единственный того времени сохранившийся текст десяти заповедей. Свитки были случайно обнаружены в 1947 году пастухом-бедуином, который искал свою убежавшую козочку, а нашел глиняные сосуды с древней «библиотекой». Интересен тот факт, что этот пастух за смешные деньги отдал свою находку одному англичанину, который перепродал их в Исторический музей в Лондоне. Когда выяснилось, что это за рукописи, правительство Израиля выкупило их обратно, но уже за немыслимую цену (кажется, за 150 млн, но в какой валюте, не помню). Этот день мы закончили купанием в Мертвом море. Мертвое море – самая низкая точка поверхности Земли. Его уровень ниже уровня мирового океана на 400м, и Мертвым его назвали из-за отсутствия в нем всякой жизни. Концентрация солей, приносимых водами Иордана, впадающего в это море, очень высока из-за сильной испаряемости. В Библии имеется своя версия солености Мертвого моря. Это история о том, как на города Содом и Гоморру, когда-то процветавших на его берегах, Бог пролил серный дождь за грехи жителей, и после этого море стало Мертвым. Из-за солености плотность воды такова, что утонуть в нем при всем желании невозможно, но и находиться в этом рассоле более 15 минут не рекомендуется – можно получить соляный ожог. Столько времени я и покачалась в нем словно в люльке. День седьмой Это был последний день нашего пребывания на Святой Земле. Его мы начали с посещения Музея Израиля, на территории которого сначала осмотрели макет Иерусалима, в точности повторяющего облик города во времена Иисуса Христа и прокуратора Иудеи Понтия Пилата. Особое внимание, конечно, привлекал храм и крепость Антония, где происходили события «четырнадцатого дня весеннего месяца нисана» (М.А. Булгаков «Мастер и Маргарита»). После этого посетили книгохранилище – здание, специально выстроенное для хранения свитков Мертвого моря. Интересно то, что оно сделано в виде крышки сосуда, в котором были найдены кумранские свитки. Далее мы отправились в Тель-Авив – столицу Израиля. Правда, на него мы посмотрели лишь из окна автобуса, а потом быстро переехали в расположенную поблизости Яффу – одну из старейших городов Святой земли. Как и современный Тель-Авив, Яффа находится на берегу Средиземного моря. В библейские времена она служила основными «воротами страны». Через порт Иоппа (Яффа) царю Соломону доставлялись материалы для строительства Первого храма. Из Иоппы пророк Иона отправился в свое путешествие «не по назначению», ослушавшись Бога, чем вызвал Его гнев и последующую кару, когда из-за разразившейся бури, « взяли Иону и бросили его в море, и утихло море от ярости своей…И повелел Господь большому киту поглотить Иону; и был Иона во чреве этого кита три дня и три ночи». Иона. 1: 15. 2: 1. Последним пунктом нашего путешествия было посещение визит-центра, расположенного в приморской части Яффы. Пальмы, ухоженные лужайки, каменные дорожки и лестницы, спускающиеся к парапету, с которого открывается чудесный вид на голубую даль моря, напоминают сказочный пейзаж из тысячи и одной ночи. Но то, что это не восточная сказка, а вполне современная реальность, свидетельствуют поднимающиеся вдалеке здания Тель-Авива. На этом наш вояж был закончен. Вечером мы уезжаем в аэропорт и оттуда, предварительно одевшись потеплее, летим на свою северную родину, где уже царит глубокая зима. Лично на меня все эти семь дней произвели необыкновенное впечатление. Прощай, Святая Земля, и пусть хранит тебя Бог! Напоследок хочу выразить огромную благодарность фонду Магид «Библейские путешествия» Санкт-Петербурга за отлично организованную и весьма содержательную программу нашего паломничества. Ставрополье, г. Изобильный Итак, распрощавшись, как я думала – навсегда, с наукой, уехала в районный центр Ставропольского края, в г. Изобильный. Здесь ранее жили мои родители, а сейчас, изрядно помотавшись по стране, вернулась под родной кров и я, замкнув, таким образом, круг своего неприкаянного бродяжничества. Без присмотра дом был сильно запущен, и в первую очередь следовало приступать к ремонту. С этого я и начала, положив ненужный на тот момент ноутбук в ящик комода. Дел было очень много, и я не один год занималась приведением в порядок усадьбы в семь соток. Перечислять все этапы ремонта довольно скучно. Скажу одно: работа была выполнена, и я теперь могла жить вполне комфортно, со всеми необходимыми удобствами. Ко мне в отпуска приезжали из Москвы брат и сестра. Они тоже оценили по достоинству результаты моих усилий. Кроме того, я научилась делать неплохие вина из разных сортов винограда, а также выращивать овощи, фрукты, ягоды. Каждый год в свое время эти огородные дары природы у меня были в изобилии, и, попив вволю хорошего виноградного винца, москвичи уезжали отсюда с полными сумами. Изобильный – вполне приличный городок. Я уже упоминала в начале своего повествования, что он находится совсем рядом со Ставрополем, где-то в 30 км от него, и имеет всю необходимую для нормального проживания инфраструктуру. Изобильный ухожен – много цветов и зелени. Тут есть как личные дома с огородами, так и многоэтажки. На центральной площади возвышается «Белый дом» районного масштаба, напротив него – памятник Ленину. Недавно на этой площади соорудили довольно красивый фонтан – неизбежную визитку приличного городка. Чтобы быть в курсе наших дел, мы с сестрой договорились постоянно быть на связи по e-mail. Что ж, пришлось извлечь ноутбук из ящика комода и подключаться к интернету. Это стало началом моего возвращения к прежним занятиям, по которым в глубине души я не переставала тосковать. Постоянная занятость по дому и огороду лишь заглушала неудовлетворенность положением любителя-огородника. Интернет же вернул меня к творческой деятельности, без которой я, на самом деле, не могла нормально себя чувствовать. Наука – мое призвание, жизнь и судьба. Определенным плюсом стало то, что теперь я занималась творчеством на дому, по собственной воле, не отвлекаясь ни на какие принудиловки и обязаловки. С другой стороны – работала без материальной поддержки, опираясь лишь на собственный «энтузизизм». Надо было продолжать добиваться выхода законов на «свет божий». Может, стоит попробовать поместить статью во «всемирной паутине»? Однако, решила сделать еще одну, последнюю попытку опубликоваться, «как все люди», и отправила несчастное произведение в ежегодник «Ботаника», выпускаемый Институтом экспериментальной ботаники НАН Беларуси. К неожиданной уже радости, статью приняли. После этого лихорадочно начала готовить еще две, которые как бы являлись продолжением первой. Все три статьи, одна за другой, были опубликованы, соответственно, в трех ежегодниках. Конечно, выражаю за это искреннюю признательность и благодарность белорусским коллегам. Они буквально вытащили меня из бездны глухого молчания, в которую дружно спихнули российские деятели от науки. Итак, лед, наконец-то, был взломан, и это почувствовалось довольно скоро. На мой электронный адрес стали приходить сообщения о готовящихся конференциях и совещаниях. На некоторые я отправляла тезисы, но лично уже не участвовала, поскольку необходимость в этом отпала – о законах узнали, этого было достаточно. Кроме того, неожиданно стала получать информацию об эмиграции в ведущие страны мира: США, Канаду, Австралию. Хоть предлагаемая возможность уехать из России была очень заманчивой, но воспользоваться данным, как бы косвенным, приглашением, уже не могла – слишком поздно. Мое время ушло, и менять так круто образ жизни было просто нереально. К тому же, я не знала английского. Все же хочу поблагодарить неизвестных информаторов об участии в моей судьбе. Гораздо более осуществимым было приглашение опубликоваться в издательстве Lambert Academic Publishing (LAP). Дословно привожу полученное «оттуда» письмо: Уважаемая г-жа Житлухина,¬ Я представля¬ю Международ¬ный Издательск¬ий Дом, LAP Lambert Academic Publishing. В ходе исследован¬ия в Институте биологии УНЦ РАН, я столкнулас¬ь с упоминание¬м о Вашей заключител¬ьной работе на тему "СТЕРЕОТИП¬ ИЗМЕНЕНИЙ ЭКОЛОГО-ФИТОЦЕНОТИ¬ЧЕСКИХ ДИАПАЗОНОВ¬ ВИДОВ В ЛАНДШАФТАХ¬ СЕВЕРНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ¬, ЗАПАДНОЙ СИБИРИ И ВАЛДАЯ". Мы являемся международ¬ным издательст¬вом, чья цель заключаетс¬я в том, чтобы сделать академичес¬кие исследован¬ия доступными¬ более широкой аудитории. Мы очень заинтересо¬ваны в издании Вашей работы в форме монографии¬. Буду очень признатель¬на, если Вы ответите, указав при этом Ваш email-адрес, на который я смогу отправить письмо с подробной информацие¬й. Вы можете ознакомить¬ся с информацио¬нной PDF-брошюрой издательст¬ва по следующей ссылке: https://www.lap-publishing.com/information/LAP%20брошюра.pdf С нетерпение¬м жду Вашего ответа. С наилучшими¬ пожеланиям¬и, Indra Bondarenko Acquisition Editor LAP LAMBERT Academic Publishing is a trademark of: AV Akademikerverlag GmbH& Co. KG Heinrich-Böcking-Str. 6-8, 66121, Saarbrücken, Germany i.bondarenko@lap-publishing.ru /www.lap-publishing.com Handelsregister Amtsgericht Saarbrücken HRA 10356 Identification Number (Verkehrsnummer):13955 Partner with unlimited liability: VDM Management GmbH Handelsregister Amtsgericht Saarbrücken HRB 18918 Managing directors: Thorsten Ohm (CEO), Dr. Wolfgang Philipp Müller, Esther von Krosig (я неспроста привела здесь полный текст письма, и ниже будет понятно – почему) Разумеется, я немедленно ухватилась за возможность опубликовать свою работу полностью и образцово в таком солидном издательстве. Ответив положительно «Editor Indra Bondarenko», прочла отправленный мне для ознакомления договор, и начала приводить рукопись в порядок. Добавила главу о продолжении ландшафтного градиента, соответственно, дополнив рисунками и схемами, по-новому скомпановала книгу, выбрала картинку для обложки из присланных мне множества фотографий, и, закончив работу, отправила ее по назначению. Когда книга вышла, стала ждать, когда же получу обещанный один экземпляр и гонорар за проданные книги. Увы, жду до сих пор. Каждый год, в конце января мне присылают ведомость от OmniScriptum, в которой сообщают, что продано 0 экземпляров. В то же время книгу предлагают уже почти десяток интернет-магазинов. Помимо этого, они и сами ею торгуют без всякого стеснения – сайт znanium.com – не что иное, как их собственная интернет-лавочка. Решила узнать, что они за гуси, и прочла в интернете такую характеристику: OmniScriptum – это всего лишь «очередной клон фальшивого "издательства" Lambert, на постсоветском пространстве, больше известного как "Яма" –Yam Publishers». Адрес этого мошеннического клона – город Riga, Latvia. Вон оно что! «Ба! Знакомые все лица!» (из пьесы А.Грибоедова «Горе от ума»). Что ж, с подобного сорта «латышскими стрелками» уже сталкивалась. Стало понятно, в чьи лапы угодила. Так вот, малоуважаемые господа, поскольку вы нарушили условия договора, то я, как автор, являюсь правообладателем, поэтому, во-первых, запрещаю вам впредь издавать и продавать мою книгу. Во-вторых, прекрасно зная, что вы и не почешетесь выполнять это требование, разрешаю всем желающим выкладывать «Законы растительного континуума» в интернете для свободного пользования. Что касается вас, господа из Германии, то мне все-таки хочется верить, что ваше издательство порядочное, и что вас, как и меня, разводят. Вопрос к «Managing directors: Thorsten Ohm (CEO), Dr. Wolfgang Philipp Müller, Esther von Krosig», – зачем вы позволяете этой шайке позорить ваши имена и дискредитировать репутацию издательства? Пример такой «характеристики» только что привела. На этой патетической ноте заканчиваю первую часть моих литературных опытов. Следующая задача весьма необычна и интересна. Я хочу соединить шесть дней творения мира по Библии и геологические этапы в истории Земли. Вернее, я уже это сделала, но, покамест, чисто умозрительно. Чтобы убедительно изложить возникшие идеи, прежде необходима серьезная работа с литературой. Особенно важно уяснить современные представлениями о времени и космологии. На эту тему у меня есть книга известного астрофизика Стивена Хокинга «Краткая история времени», изложенная довольно популярным языком и, вследствие этого, ставшая всемирно известным бестселлером. Я заинтересовалась также личностью самого Стивена Хокинга. Поскольку мы относимся к одному поколению (пятью годами в возрасте можно пренебречь), то появилась идея сопоставить наши судьбы: мою, как ученого из России, и его, как ученого из Англии. Для этого я нашла в интернете книгу с его биографией. Все это прежде нужно изучить, на что требуется время, поэтому следующая часть работы появится нескоро. Мой mail: t.jitluhina2012@yandex.ru

Сфера научных интересов

Публикации

Законы растительного континуума. Инварианты в динамике фитоценозов

Т.И. Житлухина
Цель данной работы – раскрыть закономерности растительного континуума в ландшафте, то есть в рамках пространства, выделенного по каким-то предварительным...
Т.И. Житлухина Законы растительного континуума....

Образование

Профессиональный опыт

Окт 2008 — н.в. Пенсионерка — Пенсионный фонд
Дек 1999 — Окт 2008 С.н.с., вед.н.с., зам. директора по научно-исслед. работе — Центрально-Лесной заповедник
Мар 1991 — Дек 1999 Зам. директора по научно-исследовательской работе — Сохондинский заповедник
Июн 1990 — Мар 1991 Зам. директора по научно-исследовательской работе — Центрально-Сибирский заповедник
Мар 1982 — Июн 1990 Младший научный сотрудник — Саяно-Шушенский заповедник
Сен 1972 — Янв 1981 Старший лаборант — Институт географии им. В. Б. Сочавы СО РАН

Научные и исследовательские проекты

Исследование экологических закономерностей в пространственно-временной динамике фитоценозов

Для анализа случайным образом выбираются несколько ландшафтов, которые ординируются по фактору улучшения биоклиматических условий. В результате строится ландшафтный градиент. Все фитоценотическое разнообразие в...

Премии и награды

серебряная медаль за окончание средней школы (2013)

Участвует в группах